суббота, 26 января 2019 г.

Не надо вешать ярлыки только потому, что они яркие!


Решение Алексея Навального объединиться с профсоюзным движением и добиваться повышения уровня жизни россиян, в первую очередь, бюджетников, многие эксперты поспешили назвать это «сдвигом влево». В какой-то мере Алексей и сам способствовал этому, заявив, что «демократическая оппозиция должна смещаться в левый центр». На мой взгляд, все это является хорошим поводом посмотреть на эту ситуацию, используя принцип "мухи отдельно, котлеты отдельно!"
Начнем с главного. Для любого политика естественным является стремление расширить свою электоральную базу, для чего нужно искать подход не только к своим сторонникам, но и к тем, кто тебя раньше не знал. Очевидно, у Навального есть устойчивая группа поддержки (можно спорить о ее размерах), которая, судя по всему, исчерпала ресурсы органического роста. Публикация новых расследований и проведение акций протеста, которые жестоко подавляются властями, не дает заметного роста числа сторонников. В этой ситуации, политик может «успокоиться» и сконцентрировать свои усилия на имеющейся группе сторонников, отбивая атаки потенциальных конкурентов. По этому пути идет подавляющее большинство российских политиков, и, возможно, именно поэтому их рейтинги постепенно снижаются и сходят на нет. Думаю, Навальный увидел или интуитивно осознал такую угрозу и поэтому решил попытаться найти новых сторонников.

среда, 23 января 2019 г.

Доверяй, но проверяй



Обсуждая на «Эхе» страшную историю о голодных обмороках в Кузбассе, Андрей Мовчан сказал: «Я никогда не поверю, что наш министр финансов, которого я — так случилось, неплохо знаю, мы когда-то даже работали вместе, — принял решение сэкономить на детских завтраках в создании бюджета. Это не так.»
Так случилось, что я тоже неплохо знаю нынешнего министра финансов, мы тоже когда-то (в те самые «лихие 90-е») работали вместе, поэтому слова «верю» или «не верю» в отношении бюджетной политики считаю использовать неправильно, а правильно посмотреть на цифры и факты, которые говорят о следующем.

вторник, 15 января 2019 г.

Зачем России спасать Венесуэлу?

10 января Николас Мадуро вновь вступил в должность президента Венесуэлы. Присягу он принял не в оппозиционном парламенте, а в Верховном суде, окруженный сторонниками. 12 ведущих стран Латинской Америки посчитали процедуру незаконной. Парагвай немедленно разорвал с Каракасом дипотношения, а Перу отозвала временного поверенного. США и Евросоюз не признали Мадуро законным президентом. На церемонии присутствовали представители России, Китая, Турции, Кубы, Боливии, Никарагуа и Сальвадора. Первым решением Мадуро стала продажа 15% нефти за криптовалюту. 13 января разведка Венесуэлы на короткий срок задержала главу парламента, а МИД заявил, что страны Латинской Америки дестабилизируют обстановку в стране по заданию Вашингтона. Все эти события проходят на фоне интенсивных переговоров Мадуро с Россией, несколько лет назад ставшей эксклюзивным партнером его режима. Об экономических аспектах этого сотрудничества рассказывает Сергей Алексашенко.

Венесуэла имеет самые большие в мире доказанные запасы нефти, примерно на 10–15% больше, чем в Саудовской Аравии. При традиционном рыночном взгляде на обстоятельства долгосрочное развитие отношений с такой страной, выстраивание взаимовыгодных связей — абсолютно правильный путь. Так можно было бы охарактеризовать политику России в отношении Венесуэлы и в первую очередь действия «Роснефти», если бы не влияние на нее специфических взглядов Игоря Сечина, особенностей автократического режима России с одной стороны и личности Мадуро — с другой.