понедельник, 18 февраля 2019 г.

Бизнесмен, как пионер: Будь готов! – Всегда готов!

Андрей Мовчан, имеющий богатый практический  опыт ведения бизнеса в России, написал замечательный текст – рекомендацию для тех, кто хочет вести бизнес в России и при этом «сохранить совесть, имущество и жизнь при взаимодействии с Россией». Не пытаясь вступать с ним в дискуссию относительно этих правил – в принципе, я с ними согласен, - я хочу сделать маленькое добавление к ним: их соблюдение ничего вам не гарантирует.

понедельник, 11 февраля 2019 г.

Интересы Путина и интересы России — это не одно и то же




— Сергей Владимирович, если коротко, в вашей книге «Контрреволюция» рассказывается, как Владимир Путин в борьбе с реальными или вымышленными угрозами шаг за шагом разрушал российскую демократию. Этот процесс, пишете вы, он практически завершил к окончанию своего первого президентского срока. А кто его сегодняшние враги — мнимые и реальные?
— Когда политик, возглавляющий страну, вступает на путь войны, когда он считает, что весь мир хочет его свергнуть, то остановиться в поиске врагов уже сложно. Действительно, к началу 2004 года Путин уже разгромил региональные элиты, подчинил себе Совет Федерации, парламентские выборы в 2003 году уже принесли ему «контрольный пакет» в Государственной Думе. Судебная система в результате реформы Козака в 2001–2003 годах тоже стала обслуживать интересы Кремля. Были подчинены средства массовой информации. Арест Ходорковского подавил потенциальное сопротивление со стороны бизнеса. Казалось бы, кто еще мог угрожать Путину, и так все под его контролем? 
Но появился новый враг — «цветные революции»: Грузия в 2003 году, Украина в 2004 году, Киргизия в 2005 году, «арабская весна», Евромайдан и так далее. Угроза того, что народный протест на улице объединится с парламентской оппозицией и свергнет Путина, является одной из главных его фобий. В противном случае сложно объяснить его последовательную жестокость в разгроме оппозиции. Сегодня политическое пространство закатано не то что асфальтом, а бетоном. Все, что пытается вырасти на нем, уничтожается. Никакой политической конкуренции в стране не существует. 

четверг, 7 февраля 2019 г.

Большое интервью для "Бизнес Онлайн"


«У ГОСУДАРСТВА ЕСТЬ НАВЯЗЧИВАЯ ГИГАНТОМАНИЯ, ОНО ЛЮБИТ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО МЕГАПРОЕКТЫ»
 Сергей Владимирович, в 2018 году Россия показала один из самых странных результатов среди развивающихся экономик. С точки зрения динамики валют, процентных ставок, кредитных рисков наша страна была, наверное, одной из слабейших на развивающихся рынках. Это совершенно не коррелирует с макропоказателями: профицит счета текущих операций порядка 7 процентов ВВП (выше только Таиланд, но там не сопоставимая по размерам экономика), профицит бюджета — 2,5 процента ВВП, рост золотовалютных резервов и так далее. Но доходы населения практически не выросли, покупательская способность не увеличилась, бедность не сократилась. Откуда такие «искривления» и как они отразятся на экономике в 2019 году?
 Ответ на ваш вопрос будет состоять из двух частей: почему так случилось и что будет в наступившем году. Одна из основополагающих глобальных истин еще прошлого века гласит: быстрый рост экономики отдельно взятой страны связан с ее вовлечением в мировую хозяйственную систему. Если раньше, до середины XIX века, рост ВВП и уровня жизни в стране полностью зависели от динамики населения, а темпы роста в разных странах не сильно отличались, то после ВМВ это все начало сильно меняться. После того, как глобализация стала всеобщей и на путь ускоренного развития встали такие, казалось бы, совсем отсталые экономики, как Южная Корея, Таиланд, Филиппины, Индонезия, Китай, стало понятно, что интенсивного роста страна может добиться, только если она предлагает что-то нужное и востребованное. Сегодня, какой бы крупной и на первый взгляд самодостаточной (к примеру, тот же Китай с его 20 процентами мирового населения) страна ни была, попытка развивать экономику с опорой только на внутренние ресурсы, силы и рынок оборачивается неудачей. Потому что любой внутренний национальный рынок будет меньше и беднее, чем мировой. Соответственно, если вы не конкурируете на глобальном рынке, креативная новизна и качество ваших товаров неизбежно становятся ниже, и вы проигрываете конкуренцию импорту.