среда, 27 сентября 2017 г.

Разговор с LB.UA



Вы уже американский экономист или еще российский, как себя позиционируете? В Россию возвращаться собираетесь?
Я российский экономист, у меня одно гражданство - российское. Называть себя американским экономистом не могу, потому что в экономике США я явно не очень большой специалист. С другой стороны, в Brookings, с которым я сотрудничаю, как и в большинстве американских исследовательских институтов, работают люди из разных стран. Поэтому сказать, кто там американец, кто нет – очень сложно.
Есть две причины моего переезда. Во-первых, столкнулся с ситуацией, когда попросту нет работы, и ты не можешь зарабатывать себе на жизнь. Соотношение цена-качество в Москве не самое привлекательное. Во-вторых, встал вопрос личной безопасности. Хочу ли я вернуться в Россию? Это моя страна, родина, там живут мои родители. Но оба названные факторы существуют, возвращаться не планирую.

четверг, 21 сентября 2017 г.

Открытие, БИН, далее – везде?

События последнего месяца – санация финансовой группы «Открытие», а теперь и БИН-банка, - породили массу разговоров о банковском кризисе в России. Хочу всех успокоить – это точно не банковский кризис, это кризис банковского надзора, это кризис Центрального банка.
Диагноз в обоих случаях одинаковый – оба банка (или вернее говоря, финансовые группы) – в последние несколько лет агрессивно росли за счёт слияний и поглощений, т.е.покупая и присоединяя к себе другие банки и финансовые компании, при этом то есть, кого они присоединяли к себе находились далеко не в блестящем положении. На какой-то стадии аппетит банкиров разыгрался до такой степени, что они стали ввязываться в то, что в России называется «санацией банков», а на самом деле является масштабным разворовывание бюджетных средств – «Открытие» стало санатором «Траста», БИН – «Рост-банка». Я не знаю, на что надеялись собственники «Открытия» и БИНа, но из пяти плохих банков сделать один хороший еще не удавалось никому. Но, знаете, к собственникам банков у меня нет претензий (оговорюсь, пока нет претензий, потому что я не видел и не слышал ничего о том, что они использовали средства банков в личных целях) – бизнесменам свойственно делать ошибки. В своем интервью РБК владелец БИНа честно сказал, да, мы покупали банки с плохими активами, но понадеялись на рост экономики, который должен был бы их улучшить. Но…рост экономики не случился, и за ошибки в своих прогнозах бизнесменам придется расплачиваться. Это – нормальная практика, за ошибки нужно платить, и эта цена может быть весьма велика, порою не ограничиваясь  потерей всего бизнеса.
Зато у меня точно есть претензии к банковскому надзору, к Банку России, который не только видел, но и поддерживал такие стратегии развития – он давал разрешения на покупки банков, он давал разрешения на то, чтобы БИН и «Открытие» становились санаторами умерших банков и давал им на это деньги (вернее, непрозрачным образом давал деньги в долг федеральному бюджету, который должен оплачивать оживление мертвецов). Мы часто можем слышать, как российский президент восторгается работой руководства Банка России, но эти восторги всегда ограничиваются достижениями в области денежной политики – низкая инфляция и плавающий курс рубля; а вот про систематические провалы банковского надзора и президент, и Государственная Дума, которая назначает руководство Банка России, ежегодно заслушивает и утверждает отчеты ЦБ, почему-то говорить не хотят. Возможно, президенту об этом не докладывают, хотя, на мой взгляд, давно пора….
Что будет дальше? Пару месяцев назад руководители Банка России торжественно заявили, что расчистка авгиевых конюшен в российской банковской системе завершена, что отныне «все могут спать спокойно». Но крах двух крупнейших частных банков наглядно демонстрирует, что эти слова были, в лучшем случае, заблуждением, отражающим низкую квалификацию, в худшем – откровенным враньем. Но на этом заблуждение или враньё не заканчиваются – провалившись в надзоре, Банк России не хочет работать над ошибками, а усугубляет ситуацию дальше, утверждая, что придуманный им Фонд консолидации банковского сектора является палочкой-выручалочкой. На самом деле, все, что пытается сделать Центральный банк, называется очень просто – национализация банковского сектора.
Национализация банков никак не решает проблему низкого качества надзора – за редким исключением государство не в состоянии управлять своими банковскими активами так, чтобы их не нужно было ежегодно поддерживать вливаниями бюджетных денег. Посмотрите, сколько денег получили ВЭБ, ВТБ, Россельхозбанк, Газпромбанк, и что изменится от того, что к ним добавятся БИН, «Открытие», «Траст», Росгосстрах и т.д.?  Зато национализация банковского сектора несомненно будет означать колоссальный шаг назад с точки зрения качества российской экономики, или (если хотите) шаг вперёд в сторону ее тотального огосударствления. Не говоря уже о том, чт национализация банковского сектора создаст колоссальные конфликты интересов внутри Центрального банка, которому теперь предстоит управлять десятком банков и финансовых компаний, одновременно осуществляя надзор за ними.
Национализация банков, в определённых ситуациях, может быть адекватным инструментом государственной политики – посмотрите, как он использовался в США. Но этот инструмент может работать только тогда, когда работает банковский надзор, который с одинаковыми мерками подходит к государственным и частным банкам, и когда решения по управлению банками принимаются без каких-либо надежд на новые вливания бюджетных денег. Для того, чтобы национализация банковского сектора сработала,  нужно чтобы ЦБ честно признался в своих провалах, объяснил их причину и рассказал, как он намерен работать над ошибками. Если этого не будет сделано, то вскоре мы узнаем о новых банкротствах частных банков и о том, что Совет директоров Банка России принял решение санировать их, а вернее говоря – национализировать. Далее – везде ….


P.S. Удивительный факт: в сегодняшнем Совете директоров Банка России нет ни одного человека, занимающегося денежной политикой, зато половина из 12 занимаются банковским надзором. Что называется, воистину, у семи нянек дитя без глазу.

P.P.S. Если посмотреть на данные Росстата, то финансовый сектор в России являлся на протяжении последнего десятилетия одним из «локомотивов» роста. И никаких признаков того, что на его поддержку за это время было выделено 2 триллиона рублей (без окончательной цифры по «Открытию» и БИНу), в статистике найти невозможно.

понедельник, 21 августа 2017 г.

Интервью для украинского "Обозревателя". Часть вторая



- В одном из интервью вы говорили, что кампании в Сирии и на Донбассе не так уж дорого обходятся России. А Крым – тяжелая экономическая обуза? Например, Алексей Кудрин оценивает потери на содержание полуострова в 200 млрд долларов в ближайшие годы.
- Крым, конечно, более тяжелая нагрузка для России, чем Донбасс и Сирия. По моим оценкам, расходы не одинаковые в разные годы. Это примерно 170-200 млрд рублей в год или 3-3,5 млрд долларов. То есть 200 млрд долларов – это 50-60 лет. Так что у Кудрина надо бы уточнить, какой период он имел в виду.
- Но, в принципе, это не непосильная ноша?
- Это не непосильная ноша для российского бюджета. Да, это зарплаты бюджетникам, пенсии пенсионерам и так далее. Пенсии платятся за счет Пенсионного фонда, образно говоря, все российские пенсионеры скидываются, чтобы заплатить пенсии пенсионерам Крыма, соглашаясь на отказ от индексации своих пенсий.

пятница, 18 августа 2017 г.

Интервью для МК: Главную угрозу для экономики представляет политика


— Сергей Владимирович, учитывая противоречивую макростатистику, как можно охарактеризовать нынешнее состояние российской экономики: кризис, стагнация, рецессия, подъем с колен?
— Прежде всего, анализируя статистику, надо учитывать, что она не вполне достоверна — Росстат в начале этого года изменил методологию и у него пока старые и новые ряды не очень хорошо стыкуются. В этих условиях правильнее всего, наверное, назвать нынешнее состояние российской экономики стагнацией. Российский ВВП снижался два года подряд, в III квартале прошлого года спад прекратился, но рост очень-очень медленный.
— Но раз рост, пусть и медленный, начался, значит, можно надеяться, что экономика окончательно вышла из кризиса?
— Я бы не ставил знак равенства между ростом ВВП и окончанием кризиса. Можно сильно улучшить показатель ВВП, если сказать: «Товарищи пенсионеры, помогайте! До обеда копаем яму, после обеда — закапываем». Но такая работа с точки зрения развития страны бессмысленна. Поэтому я считаю, что важнейшим экономическим показателем является рост уровня жизни населения.

Интервью для украинского "Обозревателя". Часть первая



О новых санкциях США и перспективах урегулирования российско-украинского конфликта.

- Что вы думаете о новых санкциях США? Ограничения по кредитованию и инвестициям создадут серьезный дискомфорт для российских банков и нефтегазовых компаний?
- Сложно назвать принятый закон новыми санкциями. Ключевой момент – не сами санкции, а их юридический статус. Если раньше любой президент мог отменить санкции, то теперь для этого необходимо согласие Конгресса. Это главное принципиальное изменение.
Остальные пункты носят скорее гипотетический характер. Закон предусматривает, что президент должен с определенной периодичностью вносить предложения, объяснять, почему он хочет или не хочет вводить санкции. То есть это гипотетическая сфера: может быть – да, может быть – нет.
Единственная серьезная инновация – санкции распространены на строительство экспортных газопроводов. Соответственно, американских банкам и компаниям запрещено оказывать какую-либо поддержку при их строительстве.

четверг, 17 августа 2017 г.

Сидя на балконе, 16 августа 2017

Смотреть - здесь 

Лето...сезон отпусков

Начало суда над министром Улюкаевым - первые выводы и впечатления

Борец со всемирным злом Игорь Артемьев. Не смог победить сотовых операторов, будет рушить весь мир

вторник, 15 августа 2017 г.

Персонально Ваш, 15 августа 2017

Слушать онлайн - здесь
Скачать и слушать - здесь


Е.Канакова 15 часов и 5 минут в Москве. Начинается программа «Персонально ваш». Здесь – Яков Широков…
Я.Широков Добрый день!
Е.Канакова И я, Екатерина Канакова. И сегодня персонально ваш экономист Сергей Алексашенко. Здравствуйте!
С.Алексашенко Добрый день, Екатерина, здравствуйте, Яков.
Я.Широков Ну что, начнем с ваших новостей? Что у вас там происходит? В одном городе — майдан, в другом памятники свергают? Вообще, все в порядке в США?
С.Алексашенко Ну, я сейчас не в США – открою маленький секрет, но это не принципиально. И вообще, я считаю, я-то гражданин России, поэтому говорить, «что там у вас», «у нас»… знаете, не у вас, а у нас.
В США, знаете как… Президент Трамп открыл ящик Пандоры во время своей предвыборной капании достаточно резко высказываясь по многим вопросам, которые возбуждают людей экстремистской направленности, расистской направленности. И, собственно говоря, то, что мы наблюдали несколько дней назад в Шарлотсвилле (Вирджиния), совсем недалеко от Вашингтона, — многие эксперты говорят, что это и было спровоцировано той позицией, которую занимал Трамп в ходе своей предвыборной кампании. Поэтому теперь приходится расхлебывать.