четверг, 21 октября 2021 г.

 Новое это хорошо забытое старое



Меня с самого начала интересовало: неужели Андрей Белоусов и Антон Силуанов стали первыми в истории правительственными экономистами, которые предложили ограничить выплату дивидендов?  

Напомню, они предложили ввести повышенную ставку налога на прибыль для тех компаний, у которых сумма выплаченных дивидендов превышает сумму инвестиций. Мотив чиновников понятен: Владимиру Путину понравилась мысль о том, что экономический рост зависит от инвестиций, а поскольку частный бизнес инвестировать самостоятельно не хочет, то его нужно заставить это делать. Частично эту идею российские власти реализовали через повышение налогов на добычу полезных ископаемых (кроме нефти и газа) и введение акциза на сталь. Со второй частью, повышенной ставкой налога на прибыль, вышла заминка российские бизнесмены смогли запудрить мозги премьеру Мишустину, который оказался не в состоянии вести содержательную дискуссию по этому вопросу, и принял решение отложить на некоторое время реализацию этой идеи.

Пользуясь случаем, хочу предложить правительственным экономистам рассмотреть более интересную идею, связанную с дивидендами и инвестициями, которая была реализована в гитлеровской Германии.

К моменту прихода Гитлера к власти страна находилась в тяжелейшем экономическом положении: помимо мирового кризиса на экономику давили выплаты послевоенных репараций; отказ всех мировых держав от золотого стандарта и расширение протекционистских мер во внешней торговле привело к падению германского экспорта. Несмотря на это Гитлер поставил в повестку дня вопрос о восстановлении военного потенциала, что требовало существенных инвестиций. Осталось ответить на вопрос: где взять деньги для этого?

Решение было найдено весной 1934 года: германскому бизнесу было запрещено выплачивать дивиденды, превышающие 6% от капитала (в исключительных случаях 8%), а все остальные финансовые ресурсы должны были направляться на покупку специальных долговых обязательств правительства, то есть формировать тот самый инвестиционный ресурс. Когда через 4 года пришло время погашать эти долговые обязательства, был принят новый закон, согласно которому эти облигации переоформлялись в новые беспроцентные обязательства государства, которые можно было использовать исключительно для одной цели выплаты налогов, начиная с 1941 года.

Уверен, что такой механизм окажется гораздо более удобным для вице-премьера Белоусова, которому больше не придется спорить с бизнесменами о том, сколько и на какие цели они инвестировали, и куда собираются инвестировать в будущем. Все решения об инвестициях можно будет принимать без их участия!

Главное, чтобы до войны дело не дошло

1 комментарий: