понедельник, 25 октября 2021 г.

 

Кремль активно разжигал газовый кризис в Европе.

И хочет идти дальше


Зампред правления «Газпрома» Елена Бурмистрова – очень важный человек на европейском рынке газа. Она является генеральным директором «Газпром экспорта», компании, занимающейся экспортом трубопроводного газа из России (и разных прочих товаров, производимых «Газпромом»). По своей должности она лучше всех в нашей стране (не побоюсь сказать, даже лучше Путина) должна знать в каком состоянии находится российский экспорт газа, кому, когда, сколько и по каким ценам продает и будет продавать «Газпром». Её оценки и прогнозы могут привести к весьма существенным скачкам цен на газ в Европе в ту или иную сторону.

Вчера на ленту «Интерфакса» вышло ее заявление, которое, если принимать его за чистую монету, должно вызвать цунами на рынке. В своём интервью корпоративному журналу «Газпром» госпожа Бурмистрова заявила: «"Мы по-прежнему придерживаемся оценки, согласно которой объем поставок газа "Газпрома" в Европу и Турцию (то, что называется «дальним зарубежьем» - СА) по итогам года может составить до 183 млрд.м3.» На первый взгляд, её оценка не сильно противоречит тому, что дважды за последнюю неделю озвучивал президент – мол, экспорт российского газа в Европу растёт на 8-10% по сравнению с прошлым годом. В 2020 г. «Газпром» экспортировал в дальнее зарубежье 174,9 млрд.м3, т.е. на 5% меньше. 







Но при внимательном рассмотрении имеющихся данных можно узнать, что по итогам девяти месяцев, т.е. к концу сентября, экспорт газа в текущем году был на 15,2% больше, чем годом ранее. Таким образом, руководитель «Газпром экспорта» заявляет о том, что в четвертом квартале текущего года экспорт газа в дальнее зарубежье будет на 23% ниже (!) уровня года прошлого. Получается, что, вопреки надеждам европейцев, Россия не только не нарастит поставки газа в Европу в конце года, а сильно их сократит.  И это хорошо видно на графике.

Можно, конечно, представить себе, что генеральный директор «Газпром экспорта» впал в несознанку/перепутал колонки/взял не ту презентацию. Одним словом, привычное российское раздолбайство! Или, что гораздо хуже, госпожа Бурмистрова решила немного подзаработать (сама или через друзей) и запустила в рынок «утку», которая должна спровоцировать резкий рост цен, который сменится не менее резким падением после выхода в свет опровержения её объявленной оценки. Так или иначе, мы очень скоро узнаем, что это было: вопиющий непрофессионализм, корысть или заявление Кремля о готовности идти ва-банк в деле подмораживания Европы. 

В пользу последней гипотезы опять-таки говорит график, построенный на данных «Газпром экспорта»), на котором хорошо видно, что объемы поставок российского газа в Европу были меньше прошлогодних уже в августе и сентябре, что несомненно «подливало масла» в разгоравшийся огонь газового кризиса. 

четверг, 21 октября 2021 г.

 Новое это хорошо забытое старое



Меня с самого начала интересовало: неужели Андрей Белоусов и Антон Силуанов стали первыми в истории правительственными экономистами, которые предложили ограничить выплату дивидендов?  

Напомню, они предложили ввести повышенную ставку налога на прибыль для тех компаний, у которых сумма выплаченных дивидендов превышает сумму инвестиций. Мотив чиновников понятен: Владимиру Путину понравилась мысль о том, что экономический рост зависит от инвестиций, а поскольку частный бизнес инвестировать самостоятельно не хочет, то его нужно заставить это делать. Частично эту идею российские власти реализовали через повышение налогов на добычу полезных ископаемых (кроме нефти и газа) и введение акциза на сталь. Со второй частью, повышенной ставкой налога на прибыль, вышла заминка российские бизнесмены смогли запудрить мозги премьеру Мишустину, который оказался не в состоянии вести содержательную дискуссию по этому вопросу, и принял решение отложить на некоторое время реализацию этой идеи.

Пользуясь случаем, хочу предложить правительственным экономистам рассмотреть более интересную идею, связанную с дивидендами и инвестициями, которая была реализована в гитлеровской Германии.

К моменту прихода Гитлера к власти страна находилась в тяжелейшем экономическом положении: помимо мирового кризиса на экономику давили выплаты послевоенных репараций; отказ всех мировых держав от золотого стандарта и расширение протекционистских мер во внешней торговле привело к падению германского экспорта. Несмотря на это Гитлер поставил в повестку дня вопрос о восстановлении военного потенциала, что требовало существенных инвестиций. Осталось ответить на вопрос: где взять деньги для этого?

Решение было найдено весной 1934 года: германскому бизнесу было запрещено выплачивать дивиденды, превышающие 6% от капитала (в исключительных случаях 8%), а все остальные финансовые ресурсы должны были направляться на покупку специальных долговых обязательств правительства, то есть формировать тот самый инвестиционный ресурс. Когда через 4 года пришло время погашать эти долговые обязательства, был принят новый закон, согласно которому эти облигации переоформлялись в новые беспроцентные обязательства государства, которые можно было использовать исключительно для одной цели выплаты налогов, начиная с 1941 года.

Уверен, что такой механизм окажется гораздо более удобным для вице-премьера Белоусова, которому больше не придется спорить с бизнесменами о том, сколько и на какие цели они инвестировали, и куда собираются инвестировать в будущем. Все решения об инвестициях можно будет принимать без их участия!

Главное, чтобы до войны дело не дошло