четверг, 4 июля 2019 г.

Чем вызвано и чем опасно сокращение среднего класса в России



Со времен Древней Греции средний класс считался основой устойчивости общества. Аристотель писал, что «государство, состоящее из средних людей, будет иметь и наилучший государственный строй», а сегодня общепринято считать, что средний класс является гарантией демократии в развитых странах. В этой связи понятен огромный интерес к недавно обнародованной работе экcпертов «Альфа-банка», посвященной анализу российского среднего класса, его размерам, уровню жизни и стереотипам поведения. Особо ценно то, что, помимо рассмотрения этих проблем на временном промежутке между 2000 и 2017 г., авторы сравнили положение среднего класса в России и в других странах, развитых и развивающихся.

Средний класс в России тоже бедный

понедельник, 11 марта 2019 г.

Ни на что не намекаю (просто несколько гипотез)



История с журналистскими расследованиями дурно пахнущих операций (уже несуществующего) российского инвестбанка «Тройка Диалог» продолжает набирать обороты. И это не удивительно: ставшие доступными полтора миллиона банковских транзакций с участием 238 тысяч (!) компаний и частных лиц стали едва ли не самой крупной информационной базой для работы журналистов-расследователей. Все новые и новые статьи, освещающие те или иные операции, осуществленные «Тройкой», появляются в Англии, Бельгии, Мальте, Нидерландах, Литве, Швейцарии, Испании, Дании…. В этих историях в качестве участников фигурируют глобальные банки (ING, ABN Amro, Raifeisen, Nordea), фирма Nokia, принц Чарльз.
Сомнений в относительности подлинности полученных документов не высказывает никто; более того, английские юристы, нанятые Рубеном Варданяном, пытающиеся остановить вал публикаций, прямо подтвердили адекватность и самих первичных документов, и тех операций, которые  осуществляла «Тройка», заявив, что все эти публикации относятся к деятельности одного их подразделений «Тройки», занимавшегося private wealth management (обслуживанием богатых клиентов). Все, что не нравится этим юристам и, видимо, их нанимателю это то, что вся эти публикации упоминают имя Варданяна, бывшего со-основателем и крупнейшим со-собственником «Тройки». Каждый желающий может прочитать эти публикации и составить свое мнение о масштабах операций и об их характере. Я не стану навязывать свою точку зрения на этот счет, а всего лишь, опираясь на мой жизненный опыт,  выскажу несколько гипотез в ответ на те вопросы, которые я получаю.

понедельник, 18 февраля 2019 г.

Бизнесмен, как пионер: Будь готов! – Всегда готов!

Андрей Мовчан, имеющий богатый практический  опыт ведения бизнеса в России, написал замечательный текст – рекомендацию для тех, кто хочет вести бизнес в России и при этом «сохранить совесть, имущество и жизнь при взаимодействии с Россией». Не пытаясь вступать с ним в дискуссию относительно этих правил – в принципе, я с ними согласен, - я хочу сделать маленькое добавление к ним: их соблюдение ничего вам не гарантирует.

понедельник, 11 февраля 2019 г.

Интересы Путина и интересы России — это не одно и то же




— Сергей Владимирович, если коротко, в вашей книге «Контрреволюция» рассказывается, как Владимир Путин в борьбе с реальными или вымышленными угрозами шаг за шагом разрушал российскую демократию. Этот процесс, пишете вы, он практически завершил к окончанию своего первого президентского срока. А кто его сегодняшние враги — мнимые и реальные?
— Когда политик, возглавляющий страну, вступает на путь войны, когда он считает, что весь мир хочет его свергнуть, то остановиться в поиске врагов уже сложно. Действительно, к началу 2004 года Путин уже разгромил региональные элиты, подчинил себе Совет Федерации, парламентские выборы в 2003 году уже принесли ему «контрольный пакет» в Государственной Думе. Судебная система в результате реформы Козака в 2001–2003 годах тоже стала обслуживать интересы Кремля. Были подчинены средства массовой информации. Арест Ходорковского подавил потенциальное сопротивление со стороны бизнеса. Казалось бы, кто еще мог угрожать Путину, и так все под его контролем? 
Но появился новый враг — «цветные революции»: Грузия в 2003 году, Украина в 2004 году, Киргизия в 2005 году, «арабская весна», Евромайдан и так далее. Угроза того, что народный протест на улице объединится с парламентской оппозицией и свергнет Путина, является одной из главных его фобий. В противном случае сложно объяснить его последовательную жестокость в разгроме оппозиции. Сегодня политическое пространство закатано не то что асфальтом, а бетоном. Все, что пытается вырасти на нем, уничтожается. Никакой политической конкуренции в стране не существует. 

четверг, 7 февраля 2019 г.

Большое интервью для "Бизнес Онлайн"


«У ГОСУДАРСТВА ЕСТЬ НАВЯЗЧИВАЯ ГИГАНТОМАНИЯ, ОНО ЛЮБИТ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО МЕГАПРОЕКТЫ»
 Сергей Владимирович, в 2018 году Россия показала один из самых странных результатов среди развивающихся экономик. С точки зрения динамики валют, процентных ставок, кредитных рисков наша страна была, наверное, одной из слабейших на развивающихся рынках. Это совершенно не коррелирует с макропоказателями: профицит счета текущих операций порядка 7 процентов ВВП (выше только Таиланд, но там не сопоставимая по размерам экономика), профицит бюджета — 2,5 процента ВВП, рост золотовалютных резервов и так далее. Но доходы населения практически не выросли, покупательская способность не увеличилась, бедность не сократилась. Откуда такие «искривления» и как они отразятся на экономике в 2019 году?
 Ответ на ваш вопрос будет состоять из двух частей: почему так случилось и что будет в наступившем году. Одна из основополагающих глобальных истин еще прошлого века гласит: быстрый рост экономики отдельно взятой страны связан с ее вовлечением в мировую хозяйственную систему. Если раньше, до середины XIX века, рост ВВП и уровня жизни в стране полностью зависели от динамики населения, а темпы роста в разных странах не сильно отличались, то после ВМВ это все начало сильно меняться. После того, как глобализация стала всеобщей и на путь ускоренного развития встали такие, казалось бы, совсем отсталые экономики, как Южная Корея, Таиланд, Филиппины, Индонезия, Китай, стало понятно, что интенсивного роста страна может добиться, только если она предлагает что-то нужное и востребованное. Сегодня, какой бы крупной и на первый взгляд самодостаточной (к примеру, тот же Китай с его 20 процентами мирового населения) страна ни была, попытка развивать экономику с опорой только на внутренние ресурсы, силы и рынок оборачивается неудачей. Потому что любой внутренний национальный рынок будет меньше и беднее, чем мировой. Соответственно, если вы не конкурируете на глобальном рынке, креативная новизна и качество ваших товаров неизбежно становятся ниже, и вы проигрываете конкуренцию импорту.

суббота, 26 января 2019 г.

Не надо вешать ярлыки только потому, что они яркие!


Решение Алексея Навального объединиться с профсоюзным движением и добиваться повышения уровня жизни россиян, в первую очередь, бюджетников, многие эксперты поспешили назвать это «сдвигом влево». В какой-то мере Алексей и сам способствовал этому, заявив, что «демократическая оппозиция должна смещаться в левый центр». На мой взгляд, все это является хорошим поводом посмотреть на эту ситуацию, используя принцип "мухи отдельно, котлеты отдельно!"
Начнем с главного. Для любого политика естественным является стремление расширить свою электоральную базу, для чего нужно искать подход не только к своим сторонникам, но и к тем, кто тебя раньше не знал. Очевидно, у Навального есть устойчивая группа поддержки (можно спорить о ее размерах), которая, судя по всему, исчерпала ресурсы органического роста. Публикация новых расследований и проведение акций протеста, которые жестоко подавляются властями, не дает заметного роста числа сторонников. В этой ситуации, политик может «успокоиться» и сконцентрировать свои усилия на имеющейся группе сторонников, отбивая атаки потенциальных конкурентов. По этому пути идет подавляющее большинство российских политиков, и, возможно, именно поэтому их рейтинги постепенно снижаются и сходят на нет. Думаю, Навальный увидел или интуитивно осознал такую угрозу и поэтому решил попытаться найти новых сторонников.

среда, 23 января 2019 г.

Доверяй, но проверяй



Обсуждая на «Эхе» страшную историю о голодных обмороках в Кузбассе, Андрей Мовчан сказал: «Я никогда не поверю, что наш министр финансов, которого я — так случилось, неплохо знаю, мы когда-то даже работали вместе, — принял решение сэкономить на детских завтраках в создании бюджета. Это не так.»
Так случилось, что я тоже неплохо знаю нынешнего министра финансов, мы тоже когда-то (в те самые «лихие 90-е») работали вместе, поэтому слова «верю» или «не верю» в отношении бюджетной политики считаю использовать неправильно, а правильно посмотреть на цифры и факты, которые говорят о следующем.

вторник, 15 января 2019 г.

Зачем России спасать Венесуэлу?

10 января Николас Мадуро вновь вступил в должность президента Венесуэлы. Присягу он принял не в оппозиционном парламенте, а в Верховном суде, окруженный сторонниками. 12 ведущих стран Латинской Америки посчитали процедуру незаконной. Парагвай немедленно разорвал с Каракасом дипотношения, а Перу отозвала временного поверенного. США и Евросоюз не признали Мадуро законным президентом. На церемонии присутствовали представители России, Китая, Турции, Кубы, Боливии, Никарагуа и Сальвадора. Первым решением Мадуро стала продажа 15% нефти за криптовалюту. 13 января разведка Венесуэлы на короткий срок задержала главу парламента, а МИД заявил, что страны Латинской Америки дестабилизируют обстановку в стране по заданию Вашингтона. Все эти события проходят на фоне интенсивных переговоров Мадуро с Россией, несколько лет назад ставшей эксклюзивным партнером его режима. Об экономических аспектах этого сотрудничества рассказывает Сергей Алексашенко.

Венесуэла имеет самые большие в мире доказанные запасы нефти, примерно на 10–15% больше, чем в Саудовской Аравии. При традиционном рыночном взгляде на обстоятельства долгосрочное развитие отношений с такой страной, выстраивание взаимовыгодных связей — абсолютно правильный путь. Так можно было бы охарактеризовать политику России в отношении Венесуэлы и в первую очередь действия «Роснефти», если бы не влияние на нее специфических взглядов Игоря Сечина, особенностей автократического режима России с одной стороны и личности Мадуро — с другой.