среда, 5 июля 2017 г.

Персонально Ваш, 4 июля 2017

Слушать - здесь


― 15 часов и 5 минут в Москве. Начинается программа «Персонально ваш». Здесь с вами – Яков Широков…
Я.Широков― Добрый день!
Е.Канакова― И я, Екатерина Канакова. И традиционно по вторникам персонально ваш экономист Сергей Алексашенко. Здравствуйте!
С.Алексашенко― Добрый день, Екатерина. Добрый день, Яков.
Я.Широков― Начнем, наверное, с громкой новости сегодняшнего дня. Вы как, поддерживаете решение Вячеслава Мальцева уехать?
С.Алексашенко― Яков, это вопрос, который решает каждый человек для себя лично. И судя по той информации, которую мы имеем, Вячеслав Мальцев столкнулся с угрозой уголовного преследования. Чем угроза завершается, тоже достаточно хорошо известно: для начала заключение в СИЗО года на три до проведения судебного процесса, а потом – судебный процесс и обвинительный приговор.

Я.Широков― Навального-то не посадили.
С.Алексашенко― Его посадили. Яков, его посадили. Другое дело, что через день позиция поменялась в силу каких-то случайных обстоятельств. Просто вот Алексею Анатольевичу так повезло, если можно сказать, что повезло, что в этот момент баллотировался в мэры Москвы, а его главный оппонент Сергей Семенович Собянин считал, что ему нужен конкурент. Он считал, что при отсутствии сильного конкуренты выборы мэра Москвы будут нелегитимными. Поэтому ситуация Навального в 2013 году, она немного отличается от ситуации Вячеслава Мальцева в 2017-м.
Насколько я понимаю, что Вячеслав никуда не баллотируется, собственно, у нас выборов сейчас нет. И вот в этой ситуации сказать, что я его осуждаю, я считаю, что он поступил неправильно, я не могу.
Свобода, она все-таки лучше, чем несвобода – нам об этом известный товарищ уже говорил. И я с ним солидарен. Все-таки, когда вопрос стоит о личной физической безопасности, о личной физической свободе, каждый человек решает сам по себе. Вот Михаил Ходорковский решил таким образом. Владимир Гусинский решил другим образом. Поэтому здесь нет ни правила, ни закона. Каждый человек решает для себя. Владимир Евтушенков тоже как-то решил этот вопрос.
Поэтому Вячеслав Мальцев принял решение, поэтому у него были веские основания для отъезда из России.
Е.Канакова― Сергей Владимирович, мы знаем, что в России вообще никто не застрахован от уголовного преследования. Если захотят, могут посадить любого. Так как в итоге спасаться от такой ситуации, от этого непонятного будущего? Ведь оно у всех туманно. То есть можно сделать как Вячеслав Мальцев: просто уехать и всё. Или как-то побороться можно на территории нашей страны.
С.Алексашенко― Нет, смотрите, Екатерина, насчет бороться. Я не знаю ни одного удачного успеха борьбы ни бизнесмена, ни политика, которому удалось бы победить Басманное правосудие в своей борьбе, какими бы аргументами этот человек ни обладал. Тот же самый Навальный, раз уж мы о нем говорили. ЕСПЧ признал, обвинение по делу «Кировлеса» ничем не отличается от обвинений в обычной предпринимательской деятельности. Ну, собственно, второй суд состоялся, на основании тех же самый материалов, тех же самых документов приговорил Навального к том же самому сроку. То есть логика в российском суде не работает. Это все понимают.
Е.Канакова― То есть либо уехать, либо сесть.
С.Алексашенко― Дальше, судя по всему, массовые посадки или знаковые посадки, скажем так, они российской власти не очень нужны. То есть российская власть тоже хотела этого избежать. То есть по истории того же Ходорковского мы знаем, и он сам об этом говорил, что ему поступали намеки, что «тебя арестуют, не лучше ли тебе уехать, не лучше ли остаться за границей?»
И здесь буквально на днях было интервью, по-моему, генерального директора АФК «Система» Михаила Шамолина относительно того, как на них «Роснефть» наехала, арестовала активы, предъявив иск на 170 миллиардов, и там прямым текстом говорит: «Вы знаете, да, бывают такие ситуации: ты ведешь как бизнес неправильно, тебя предупреждают, тебе говорят, намекают: «Реши сам. Мы тебе говорим, то против тебя – уголовное дело. Вот можешь его посмотреть. Даже все подписано. Мы тебя через два-три дня вызовем, предъявим обвинение и задержим». А дальше у тебя есть два-три дня на принятие решение». То есть по человечески, по понятийному.
Дальше – выбор за конкретным человеком, которому об этом говорят. Вот кто-то упирается, как Ходорковский, и садится в тюрьму на 10 лет. Кто-то упирается ровно три дня и выходит на свободу, как Владимир Гусинский. Кто-то упирается – Алексей Навальный, который получает срок. В силу обстоятельств реальный срок трансформируется в условный. А кто-то получает информацию, как Вячеслав Мальцев, многие другие – и уезжает за границу. Опять это человек решает. Поставьте себя на его место, Екатерина. А вы бы хотели сесть хотя бы на три дня в СИЗО?
Е.Канакова― Нет, спасибо.
С.Алексашенко― Вот видите, как.
Я.Широков― Тогда такой вопрос: отъезд в эмиграцию – это, что называется, политическая капитуляция?
С.Алексашенко― Владимир Ильич Ленин прожил в эмиграции достаточно долгое время и в конечном итоге вышел победителем в этой истории.
Я.Широков― Там сложилась ситуация так.
С.Алексашенко― Сложилась ситуация. Мы не знаем, как сложится ситуация даже в ближайшие месяцы, даже в ближайшие годы. Это зависит от того, чем будет заниматься Вячеслав Мальцев за границей. То есть он может сказать: «Да, у меня нет возможности борьбы. Я ее прекращаю». А может, наоборот, сидя в парижском (женевском, варшавском, стокгольмском) кафе, писать план революции в России и в какой-то момент прийти к власти. Мы же не знаем этого. Поэтому я не готов решать за Вячеслава Мальцева. Увидим, чем он будет заниматься, то будет делать, где он будет жить. И, собственно, после этого можем говорить, он ушел из активной политической деятельности или он ее продолжает, но в других формах.
Е.Канакова― А вообще, может ли российский политик, который эмигрировал в другую страну, вести активную и продуктивную политическую деятельность на территории России, будучи за границей?
С.Алексашенко― Знаете, Екатерина, вы пытаетесь задать вопрос о будущем. Ведь успех или неудача действий политика, политической деятельности, борьбы, она проверяется приходом или неприходом к власти. Можно всю жизнь просидеть в России, всю жизнь просидеть депутатом Государственной думы всех созывов, как, например, Геннадий Андреевич Зюганов и даже не попытаться прийти к власти. Вот Зюганов как политик, находясь в России, он победил или проиграл? В моем понимании он проиграл.
Е.Канакова― А кто победил тогда?
Я.Широков― Борис Ельцин.
Е.Канакова― Нет, я имею в виду политиков сейчас, победителей.
С.Алексашенко― Екатерина, ну подождите… Сейчас победил Владимир Путин…
Е.Канакова― Ну, это самом собой.
С.Алексашенко― Дайте мне хотя бы логику… Соответственно, победит или не победит Вячеслав Мальцев, мы увидим в тот момент, когда произойдет смена власти, и мы увидим, окажется ли Вячеслав Мальцев в той или иной, более сильно позиции, чем он находился перед отъездом из России, чем он находится сейчас, находясь за границей России.
Вот победа или поражение политика может наступить через 5, через 10, через 15 лет. И это зависит от того, где он окажется в тот момент, когда ситуация поменяется. Она рано или поздно в России поменяется. Она же не может такая вечно сохраняться, правда? И вот тогда мы скажем… Может быть, мы с вами вообще не будем знать о том, чем занимается Вячеслав Мальцев. А через какое-то время, лет через несколько, в России система сломается в силу известных обстоятельств – и вдруг Вячеслав Мальцев окажется лидером, не знаю… третьей фракции в Государственной думе. Вот в этой ситуации он победил или проиграл? Он не занял первое место на выборах, но стал лидером одной из крупнейших фракций в Государственной думе. Поэтому давайте не спешить: он проиграл, он убежал, он сдался… Не знаю. Будущее покажет.
Я.Широков― Опять же про будущее. Смотрите, мы пока не видим ни одно примера в современной истории последних лет, когда уехавший туда политик, который был здесь чуть ли не каждый день на слуху, сохранил здесь какой-то капитал и влияние. Пока не видим.
С.Алексашенко― Яков, ну подождите. Мне не нравится это: «Вот мы в России этого не видим…». Посмотрите на другие страны. Есть Аятолла Хомейни – известный пример. Сколько он там жил в эмиграции? Вот жил, жил человек в эмиграции, писал какие-то письма, встречался с какими-то людьми…
Я.Широков― Записывал кассеты.
С.Алексашенко― Записывал кассеты. Потом – раз! – случилась революция, и он стал духовным лидером страны. Ведь история человечества… поведение людей, оно же одинаково. Типы людей мало отличаются по своим поступкам, по своим мотивам.
Поэтому то, что мы не видели в России последние 17 лет, это не означает, что такого нигде, никогда не бывает. Мы видели в России уже это сто лет назад. Я повторяю, когда Владимир Ильич Ленин, прожив много-много лет в эмиграции, вернулся в страну и неожиданно стал победителем. Даже когда он вернулся в апреле месяце 17-го года, было не очевидно, что он, вообще, собирается ориентироваться на победу. А уж когда там в июле, по-моему, кстати, ровно сто лет назад (ну, с точностью до грегорианского календаря) – там 4 июля был марш в Петрограде, который расстреляли. После этого его вообще объявили уголовным преступником. И полиция его искала, хотели посадить.
Я.Широков― Скрывался в Разливе.
С.Алексашенко― Да, он стал скрываться в Разливе. Но в тот момент, я думаю, что даже самые бесшабашные большевики не сильно думали, что они в состоянии через четыре месяца прийти к власти.
Поэтому, когда вы говорите, что «мы этого не видели…» — вот когда в России нет вообще политической жизни, когда существует полный запрет, когда любая попытка заняться политической деятельностью, если только до этого не получил благословления Кремля, завершается либо разгромом твоего бизнеса, либо угрозой уголовного преследования, либо зеленкой с кислотой в глаза, — таких, естественно, людей, отчаянных и бесшабашных до безрассудства, можно сказать, их не так много. Но я же говорю о том, что ситуация меняется. Эта ситуация не может существовать вечно. Она упирается в одного конкретного человека, а у него физические возможности ограничены, он не может жить 250 лет.
Е.Канакова― Сергей Владимирович, у меня все-таки вопрос еще остался. Вернее, немного мне непонятно. Вы сказали, что един8ственный сейчас победитель – Владимир Путин. А остальные политики, получается, проигравшие. В чем заключается проигрыш? Я не понимают вот эту грань.
С.Алексашенко― Я же сказал: победа политика – приход к власти. Смысл занятия политикой политического лидера… то есть я не рассматриваю людей, которые считают себя политиками и при этом являются депутатами Государственной думы, руководителями администрации президента в Кремле. У них есть лидер. И поражение или победа этих политиков связано с победой или поражением их лидера. В России есть политический лидер, который победил, который создал такую систему, в которой победа любого другого кандидата невозможна.
Соответственно, все остальные политики проиграли, вместе с тем, как проиграло российское население, проиграла Российская Федерация как государство, которое резко ослабело; проиграла российская экономика. Мы все вместе с вами проиграли – и политики и не политики – а вот конкретный один человек, он победил.
Знаете, как на Олимпийских играх побеждает один человек. В конечном итоге финальный забег на 100 метров – побеждает конкретный человек. При том, что существуют 200 стран мира, отточенные соревнования… Если посчитать количество участников… Вы меня спрашиваете: «Ну кто же еще победил?» Один человек победил, один. Вот у нас такая политическая система, в которой побеждают не политические партии, не блоки, а вот конкретный человек, он победил и поменял политическую систему так, что другой победить не может. Вот вы, Екатерина, сможете стать олимпийской чемпионкой в беге или в плавании на сто метров?
Е.Канакова― Нет, сомневаюсь. Уже поздно мне.
С.Алексашенко― Вот видите, как. Я вам уточню вопрос: а если вы сами выбираете себе конкурентов, если у вас есть власть решить, кто с вами соперники – можете?
Е.Канакова― Тогда есть вероятность.
С.Алексашенко― Вот, видите, у нас в России такая же система, когда президент, его администрация, силовые структуры, суды, законодатели сидящие в думе, всех остальных конкурентов уничтожили. Они не дают им возможность участвовать в выборах. Они не дают им возможность получать финансирование для своей политической деятельности. Конечно, выиграть у них очень тяжело в таких условиях.
Я.Широков― Хочется спросить как человека, живущего в Штатах, вот если гипотетически какой-нибудь политик сбежит в США, ему трудно будет начинать здесь с чистого листа?
С.Алексашенко― Здесь – это где?
Я.Широков― В США.
С.Алексашенко― Начинать, что, Яков? Смотрите, быть политиком в России или быть политиком в США? Быть политиком в США ему будет безумно сложно.
Я.Широков― Нет, я понимаю. Просто какую-нибудь работу найти, устроится как-то…
Е.Канакова― По специальности, так сказать…
Я.Широков― Даже не по специальности, не обязательно. Просто хотя бы устроится там и как-то пересидеть.
С.Алексашенко― Будет очень сложно. Америка очень конкурентная страна, гораздо более конкурентная, чем мы себе об этом думаем. И я, приехав в США, в этом убедился. Даже мое понимание уровня конкуренции оказалось занижено по сравнению с тем, что я увидел на самом деле.
Проблема политика состоит в том, что у него профессии нет. Профессия – политик. Вот политическая партия, политическая деятельностью. Человек, приезжая в любую страну, не только в США – в Польшу, в Латвию, в Швецию, в Великобританию – он не может там за редким-редким исключением стать политиком, потому что нет политической поддержки, он не понимает местных реалий.
Поэтому он должен либо вспомнить, что у него есть профессия, и он по этой профессии начинает работать, либо он соглашается на какие-то другие варианты: поступает консультантом, еще что-нибудь такое делает.
Я.Широков― Или в ресторане моет посуду, таксистом работает.
С.Алексашенко― Ну, я таких политиков не встречал, которые моют посуду. У них все-таки более высокий IQ и более высокая самооценка. Поэтому я пока политиков российских в ресторанах не видел на посудомойке.
Я.Широков― Хорошо. Перейдем к российскому политику, который по версии Сергея Алексашенко победил. Вот Владимир Путин сегодня встречается с главой КНР. Кто в этой встрече вышел победителем, по вашему мнению?
С.Алексашенко― Стратегически если – Си Цзиньпин. Но мы не знаем итогов этой встречи. Я комментировал, по-моему, у вас в новостях. Си Цзиньпин, он такой, очень адекватный, умный человек, который интересы Китая как государства ставит гораздо выше, чем интересы себя лично, хотя свои личные интересы он, в общем, тоже ставит высоко. И китайские СМИ говорят о том, что были попытки Си Цзиньпина, по крайней мере, как-то обсудить третий срок свой, хотя это, в общем, неформальными правилами запрещено.
Си Цзиньпин очень хорошо понимает, что в России есть один человек, который принимает все решения – Владимир Путин. И у Си Цзиньпин, как и предыдущие китайские лидеры, понимает, что нужно дружить с Россией, иметь хорошие отношения. И Россия как экономика – это самый близкий и, наверное, самый устойчивый источник поставки сырья для нужд китайской экономики на ближайшие годы.
Соответственно, идет множество переговоров на уровне государств, особенно на уровне компаний об участии китайцев в проектах. И поскольку все решения принимает Владимир Путин, то с ним надо встречаться и пропихивать интересы китайских компаний.
И обратите внимание, что за последние лет, наверное, пять Китай добился в этом очень больших успехов. Я вспоминаю, скажем, 10 лет назад китайским компаниям было практически невозможно купить какую-нибудь нефтедобывающую или газодобывающую компанию, еще где-то там – в меднорудном месторождении… На китайские инвестиции в российские природные ресурсы, даже на маленький пакет – на 10%, на 20%, которые, в принципе, ни на что не влияют – стоял абсолютно железобетонный блок. А сейчас постепенно мы видим, как китайцы здесь купили, там купили… Конечно, это является успехом политики Си Цзиньпина. Он в этом году уже третий раз встречается с президентом Путиным, и, судя по тому, что мы слышим, там еще три встречи запланировано. Это означает, что он четко понимает, чего он хочет, и Китай этого добивается.
Соответственно, политический интерес, понятно, он общий, на самом деле, у России и Китая – в том, чтобы между нашими странами были отношения дружбы, а не военное или политическое противостояние, как в конце 60-х годов прошлого века или чуть позже. Поэтому в этом отношении у России тоже есть успех. Но, слава богу, что хотя бы цель общая.
А вот с точки зрения экономических целей интерес Владимира Путина или российского правительства в том, чтобы Китай профинансировал, заместил выбывшее по причине ведения санкций западное финансирование. И вот здесь у Владимира Путина успехов мало.
То есть Китай как-то не очень хочет инвестировать в такие мутные проекты с непонятно окупаемостью, с непонятными правами собственности. Потому что уж казалось бы, куда более знаковый проект, чем высокоскоростная магистраль Москва – Казать, с которым уже лет 7, наверное Потому что уж казалось бы, куда более знаковый проект, чем высокоскоростная магистраль Москва – Казать, с которым уже лет 7, наверное, носятся. Сколько раз уже заявляли, что все готово, все документы, уже даже объем… «Не устраивает нас ваша экономическая модель». И поэтому в этой части, мне кажется, Владимир Путин явно проигрывает. Игра такая: кто-то выигрывает, кто-то проигрывает. Успехов Владимира Путина я пока очень больших не вижу.
То, что Китай достигает своей цели – получает доступ к российским ресурсам и гарантированные поставки на долгие годы, — это да. А вот Россия мало чего получает. Хотя, на самом деле, тоже не надо все сводить к нулю. То, что наконец газ российский пойдет в Китай и, собственно говоря, «Росатом» там имеет проекты по строительства, правда, не очень большую долю, но имеет, тем не менее, имеет в Китае какие-то стройки. Есть какие-то успехи, но гораздо меньше, чем у китайцев.
Е.Канакова― «Интерфакс» сообщает, что в Вашингтоне подтвердили дату встречи Владимира Путина и Дональда Трампа, это 7 июля. Скажите, от этой встречи нам что ждать?
С.Алексашенко― Ничего не ждать. Я думаю, будет ознакомительная встреча. Было странно, если бы Трамп как-то пытался выстраивать отношения с Россией, не встречаясь с Владимиром Путиным. То же самое, как и Си Цзиньпин понимает, что если с Россией есть проблемы, нужно встречаться с Путиным. То же самое и здесь. Мне кажется, что это будет ознакомительная встреча. Стороны выложат некие наборы тем для обсуждения. Возможно, по каким-то темам будет достигнуто согласие, например, по Сирии.
Не случайно же буквально накануне, пару дней назад прозвучала ссылка на заявление госсекретаря США Тиллерсона, что судьбу Асада будет решать Путин – Москва. То есть вроде как США снимает с себя ответственность… можно это трактовать, что США снимает с себя ответственность за политическое урегулирование ситуации в Сирии, то есть пусть Москва этим занимается. Возможно, это станет предметом договоренностей. Возможно, они договорятся… знаете, хорошо всегда договариваться за счет кого-то другого – ну, например, договорятся, что в вопросе Северной Кореи ведущую роль должен играть Китай, «и давай на встрече «двадцатки» мы на него вместе надавим». Ну, то есть каких-то прорывных идей, судя по всему, ни у Кремля, ни у Белого дома нет. Поэтому будет какая-то такая встреча… и попытка очертить хотя бы список проблем… Там трудно сказать, какая приоритетная, все приоритетные. По большому счету самая приоритетная – это снизить градус противостояния и унять генералов, которые размахивают, с обеих стороны, между прочим, «ядерными дубинками». Поэтому, я думаю, встреча такая…
Я.Широков― Вот, кстати, Владимир из Нижегородской области спрашивает: «А вот сейчас в паре Китай – Россия, кто старший брат – Китай?»
С.Алексашенко― Китай – точно более богатый брат. Мне кажется, вопрос старшинства, он здесь не стоит, потому что ни Китай Россию настолько не поддерживает политически и экономически, чтобы Россия чувствовала себя независимой, и Россия Китаю дает не столько много… Я вообще, не очень понимаю, можем ли дать Китаю столько, чтобы он почувствовал себя зависимым. Поэтому я бы сказал так: двоюродные братья, один постарше, другой побогаче. Вот кто из них более влиятельный, трудно оценить. Поэтому я, честно говоря, думаю, что постановка старший – младший в этих отношениях точно неправомерна.
Е.Канакова― В общем, правомерно только: беднее и богаче.
С.Алексашенко― Здесь мы точно понимаем ответ, Екатерина. Вот на этот вопрос, по крайней мере, я точно могу дать ответ.
Я.Широков― Немножко отвлечемся от экономики. Тоже вопрос от Максима из Нижегородской области: «Как вам Model X, как у пользователя впечатление расскажите». Это я так понимаю, про «Теслу».
С.АЛЕКСАШЕНКО Model X у «Тесла»?
Я.Широков― Да.
С.Алексашенко― Отличная машина. Если вы ездите в пределах города или окологородской жизни. Она пока не приспособлена для дальних поездок даже в Америке. То есть у нее запас хода, наверное, реально 350 километров. И проблема состоит в том, что даже если вы едите на далекое расстояние, вы вводите в навигатор, и он вам сразу считает, где и когда вам нужно приезжать на заправку. Вот «Тесла» поставила эти суперчаржеры – ускоренную заправку, где заряжают машину за 20 минут до двух третей аккумуляторной батареи. И она считает вам, сколько раз надо остановиться. И дальше вы должны постоянно думать… Там хорошо дома: розетку в гараже поставил и заряжаешься от нее каждую ночь. А вот, когда ты едешь куда-то и паркуешь машину в гостинице, ты не уверен, там есть электрическая розетка или нет, куда можно воткнуться. Через удлинитель нельзя зарядить, ее можно только через розетку, которая в стене.
И поэтому она пока, на мой взгляд, не приспособлена для поездок на большие расстояния. Но это дело скоро поменяется. Потому что Илон Маск уже заявил, что, по-моему, в эту пятницу начнется выпуск модель Model 3 – первая машина массового сегмента. Уже до 500 тысяч машин в год он собирается выпускать. И вот тогда на тесловских заправках, на этих суперчаржерах можно будет не только заправляться, что называется от розетки своеобразной, но и менять аккумуляторные батареи. Они будут делать станции замены батарей. И это тогда будет занимать гораздо меньше времени.
То есть «Тесла» отличная машина, очень удобная, комфортная, технологично продвинутая, всё понятно. Но пока для поездок на длинные расстояния менее удобна, чем машина с традиционным бензиновым или дизельным двигателем. То есть 400 километров туда-сюда я на машине с бензиновым двигателем могу проехать без заправки вообще. А вот на «Тесле» я должен три раза останавливаться. Три раза по полчаса – это вам минимум полтора часа добавляет к путешествию.
Я.Широков― Мы сейчас тоже прервемся, сделаем остановки на несколько минут, на заправку, и вернемся после новостей и выпуска рекламы
Е.Канакова― 15 часов, 35 минут в Москве. Продолжается программа «Персонально ваш». Яков Широков и Екатерина Канакова. Напоминаю, что сегодня персонально ваш экономист Сергей Алексашенко.
Я.Широков― И вопрос по поводу чеченского филиала «Сбербанка». В связи с этой историей я просто диву даюсь, что там происходит. Где там истина, по-вашему?
С.Алексашенко― На мой взгляд, истина очень простая: место председателя чеченского «Сбербанка» очень хлебное и потенциально искомое многими кандидатами. За то, чтобы работать на этом месте, нужно платить дань. Не хочешь платить дань – против тебя возбуждается уголовное дело, и вольно или невольно место освобождается. Туда можно назначить нового человека.
Е.Канакова― Который будет платить дань.
С.Алексашенко― Который для начала заплатит за это, что его назначили на это место. А потом, в зависимости от того, кем он является, либо он будет платить дань, либо он будет собирать дать. Это вот мы не знаем. А то, что место хлебное, это несомненно, и то, что на него есть много кандидатов среди лиц, близких к руководству Чеченской республики, я не сомневаюсь.
Е.Канакова― У меня вопрос по поводу встречи Порошенко и Тиллерсона. Что будет после этой встречи, скажите, пожалуйста, как вы думаете?
С.Алексашенко― Я думаю, что тоже ничего не будет. Президенту Украины Петру Порошенко нужна более четкая, внятная позиция США, что США будет поддерживать его в противостоянии с Россией в части Донбасса. Потому что президента Трамп, он как-то не очень – первое – высказался.
А второе: видимо, не пообещал каких-то действий. Для президента Трампа, насколько я вижу, Украина точно не является приоритетом внешней политики. А там так: вот то, что самое приоритетное – занимается лично Трамп; вторым приоритетом занимается его зять Джаред Кушнер; вот всё остальное, не приоритет, не первоочередное – занимается Тиллерсон. И вот, судя по всему, Украиной будет заниматься Тиллерсон. И Петр Алексеевич будет встречаться и обсуждать, что можно, что нельзя; можно ли продвигаться в реализации Минских соглашений…
Не случайно вчера, по-моему, появилась новость «случайно» совершенно накануне встречи Трампа и Путина, что предложила компания Exxon Mobil, где господин Тиллерсон был до недавнего времени, очень интересную сделку, хорошую по покупке активов России. Вот, соответственно, понятно, что американские нефтяные компании хотели бы вернуться в российский нефтяной сектор, и у них есть свои экономические интересы. Для этого нужно снимать санкции. Санкции снимаются по выполнению Минских соглашений.
Е.Канакова― Все упирается в Минские соглашения.
С.Алексашенко― Всё давно в них упирается. И ключевой вопрос, то, чего добивается, очевидно, Россия – чтобы заняли более активную роль и стали участником минского процесса. Вот с Америкой Кремль готов договариваться, а с Парижем и Берлином – не очень. Он не считает их самостоятельными игроками. Считает, что нужно договариваться с Белым домом. И поэтому, если Тиллерсон станет лично участником украинской дискуссии – дискуссии вокруг Донбасса, я думаю, что это, на самом деле, как ни странно, повышает шансы на то, что какие-то компромиссы будут достигнуты, и Минские соглашения, по крайней мере, сойдут с мертвой точки. Потому что последние полтора года там точно совершенно все стоит на месте, и никакого продвижения вперед вообще нет, может быть два года уже…
Е.Канакова― Хорошо, Сергей Владимирович, переходим к следующей теме. ТАСС сообщает, что «Единая Россия» разрабатывает предложения о законодательном закреплении проведения проверок бизнеса не чаще, чем один раз в три года. Вопрос такой: зачем?
С.Алексашенко― Ну, потому что кошмарить бизнес нехорошо. Об этом даже президент Путин сказал. Поэтому «Единая Россия» принимает странный закон, на мой взгляд. Почему раз в три года? Если возникают основания плановой проверки, неплановой проверки… А когда у нас было чуть ли не шесть десятков ведомств, которые могли проверять бизнес. Вот они все вместе могут проверять или каждые три года каждый из них? Если раз в три года каждый из них, то будет 20 проверок политики полторы-две проверки в месяц. Глупый закон.
Вот знаете, есть закон, а есть правоприменительная практика. И в России суровость законов российских искупляется необязательностью их исполнения. Вот пока в России не поменяется правоприменительная практика, пока в России не поменяется отношение руководство страны к силовому рэкету, к возможности отъема частной собственности у крупного бизнеса, у мелкого бизнеса, у среднего бизнеса, у простых россиян, какой закон ни прими, сколько ни ограничивай проверки… Там же люди какие-то. И количество проверок ограничивается.
Посмотреть назад – за последние лет пять там точно законов пять на эту тему принималось. И там даже уголовное наказание за необоснованное преследование бизнесменов. Все примет. Только вот как было у нас от 200 до 250 тысячи дел против бизнесменов, так они, в общем, и продолжаются 200-250 тысяч дел в год, и только 7-10 процентов доходит вообще дел до суда. А в остальных – бизнесмены просто теряют собственность.
Вот эта статистика не меняется, она наглядно показывает, что закон можно принять любой, в законе может говорит все что угодно, а правоприменительная практика другая, она закона не соответствует. Поэтому, мне кажется, что «Единая Россия»… Ну, как? Людям надо отчитаться за свою деятельность. Вот они законопроект примут, будут говорить, что «мы выступаем за защиту интересов бизнеса». У них жизнь такая.
Е.Канакова― Дилетантский вопрос у меня…
С.Алексашенко― А вы что, в журнале «Дилетант» теперь работаете?
Е.Канакова― Давно уже… Проведение проверок раз в три года – это много или мало?
С.Алексашенко― Екатерина, нет такого правила. Когда как. Может быть, какое-нибудь предприятие на 20 тысяч человек химическое сложнейшее, занимающее 150 гектаров площади. Может быть, проверки там и чаще должны быть. Какой-нибудь технический надзор, налоговые проверки – они же разные проверки бывают.
А бывает булочная или цветочный ларек находится в очень хорошем месте. И хотят, чтобы владелец торговой точки просто отказался от аренды, отдал кому-то другому это место, замечательное с точки зрения размещения чего-то другого. Поэтому сказать невозможно. Ну, раз в три года… Я вообще, не очень понимаю, почему раз в три года, а не раз в год или не раз в 10 лет. Может быть, есть компании, которые вообще в принципе не надо проверять или даже раз в 10 лет нет основания их проверять.
Я.Широков― Хочется спросить про другие крупные компании. Что за танцы вокруг «Роснефти» и Exxon Mobil? Кто там в ком заинтересован, и почему они не могут договориться как-то или прийти к какому-то соглашению?
С.Алексашенко― Ну, потому что дело не в компаниях, дело не в танцах. Дело в санкциях. Россия хочет, чтобы США отменили санкции; или юридически чтобы президент Трамп подписал указ, который отменит указ президента Обамы о введении санкций, либо чтобы санкции были отменены по факту. Вот чтобы американским нефтяным компаниям никто не запрещал работать в России, чтобы на это смотреть, что это можно.
Пока позиция Минфина США – ключевое ведомства, которое определяет режим санкций – что нефтяные американские компании в России с компаниями, которые находятся под санкциями, работать не должны. Вот хочется такой сдвижки, хочется уважения, хочется выйти из этого круга нерукопожатных. Поэтому из-за этого «Роснефть», как мы видим, готова предложить достаточно лакомые куски своего бизнеса.
Ну, и у Роснефти есть другой, абсолютно прагматический интерес. Насколько я понял вот это «Русское», по-моему, называется месторождение, оно достаточно сложное геологически, и его без западных технологий разрабатывать невозможно. Это как собака на сене. У «Роснефти», конечно, есть месторождение, оно потенциально очень большое, но вот без технологического западного партнера «Роснефть его разрабатывать не может. Поэтому есть и политический интерес отмены санкций, но есть и прагматический интерес – как научиться разрабатывать сложное месторождение.
Я.Широков― Так я не понимаю, кто больше заинтересован: Мы в Exxon Mobil, или Exxon Mobil с нами заинтересован работать больше?
С.Алексашенко― Яков, слушайте, я не знаю, есть ли у вас девушка, с которой у вас есть какие-то отношения. Кто больше заинтересован в этих отношениях? Оба, наверное.
Е.Канакова― Значит, так вы сравниваете, да? Понятно.
С.Алексашенко― А как? Есть же фраза: вальс танцуют вдвоем. «Роснефть» ничего не может навязать Exxon Mobil, если Exxon Mobil это не интересно, не привлекательно. Exxon Mobil – глобальная нефтяная компания, которая работает во всем мире. И ее оценка, ее капитализация, ее, вообще, перспектива на будущее зависит от того, может или не может она увеличивать те запасы нефти, к которым она теоретически доступ, чтобы увеличивать свою добычу, поддерживать свою добычу на горизонте хотя бы лет 10, а то и 20.
И в этом отношение покупка, не знаю, 25%, 49%... в этом месторождении, которое называется «Русское»… Там геологический запас чуть ли не полтора миллиарда тонн. Извлекаемость – чуть больше 400 миллионов тон. Но, в принципе, четверть получить – 100 миллионов тонн нефти поставить себе на баланс. Конечно, Exxon Mobil в этом заинтересована.
И, собственно говоря, нынешний госсекретарь США Тиллерсон был известен тем, что он умел вести переговоры…Основные запасы нефти, они почему-то в странах с не сильно демократическими режимами. И вот господин Тиллерсон очень был удачный, успешный переговорщик. Он умел переговариваться с Россией, с Анголой, с другими странами. И Exxon Mobil получала доступ к месторождениям во многих странах.
Поэтому, кому это выгодно? Выгодно обоим. То есть навязать Exxon Mobil сделку, которая ей неинтересна, конечно, невозможно.
Я.Широков― Про «пакет Яровой» не могу не спросить. Вот эти слухи о том, что отложат на пять лет, это из-за чего: это экономическое, что-то политическое, или поняли, что глупость какая-то явная?
С.Алексашенко― Я думаю, что поняли, что пока технологически и финансово не могут это дело потянуть. То есть от идеи никто не отказывается, просто денег нет – приходится держаться… Если бы закон был глупостью, про него бы все забыли, и никто бы не стал про него ничего говорить…
Е.Канакова― Так может, забудут?
С.Алексашенко― Возможно. Помните был закон такой о регистрации блогеров? Вы давно про него слышали последнее время?
Я.Широков― Вот недавно слышал в связи с новым законом тоже касавшийся интернета, что он вроде как отменяется уже.
С.Алексашенко― Да вот он по факту отменился. Там, по-моему, даже реестр блогеров ведется. Но просто, а чего дальше – непонятно.
Я.Широков― И реестр тоже отменился.
С.Алексашенко― Ну, и реестр… Короче говоря, мне кажется, что пока от «закона Яровой» как от идеи еще никто не отказался. Но стало понятно, что денег на его реализацию пока нет. И решили, что называется: «давайте идею оставим – насчет денег посмотрим: может быть, найдутся…».
Е.Канакова― Как вы думаете, через пять лет найдутся эти деньги?
С.Алексашенко― Екатерина, слушайте, если через 5 лет нефть будет стоить 150 долларов, то найдутся, а если будет стоить 25, то там не то что на реализацию «закона Яровой» — на содержание самой Яровой денег не будет.
Я не верю, что через 5 лет экономика России как-то существенно изменится, и что появятся какие-то другие источники доходов помимо цен на нефть.
Е.Канакова― Ну, тогда еще на пять лет…
Я.Широков― То есть либо падишах, либо ишак…
С.Алексашенко― Ну, естественно. А потом глядишь: и в какой-то момент меняется политический режим, и новый политический лидер скажет: «Слушайте, нам нужен этот закон? Давайте без него проживем» -— возьмет и отменит.
Я.Широков― И еще про деньги. Елизавета из Москвы, тоже крик души: «Есть ли надежда, что из-за нехватки денег реновация сойдет на нет? Мне 78 лет, я не могу бросить и предать мой дом».
С.Алексашенко― Я думаю, что реновация на нет не сойдет.
Е.Канакова― Как «пакет Яровой» не бросят на 5 лет.
С.Алексашенко― Понимаете, в отличие от «пакета Яровой», где для всех огромные затраты, а выигрыш у очень ограниченного числа людей, которых до конца мы еще не знаем, вот в реализации проекта реновация сильно заинтересованы многие игроки, начиная от московской власти, которая является крупнейшим застройщиком в городе Москве, кончая девелоперами.
Москва сильно заинтересована как образование, как город, как бюджет в том, чтобы строительный комплекс работал, потому что он один из крупнейших налогоплательщиков. Поэтому здесь слишком много интересантов, интересы экономические… Просто никто не обещает, что программа реновация будет сделана за год, за три или за пять. Даже оптимистические оценки московской мэрии – лет 15, а, может быть, все 25. Поэтому, думаю, что программа реновации не остановится, просто скорость ее мы не можем предсказать, с какой скоростью все это будет двигаться.
Е.Канакова― У меня вопрос про вирус «Петя», который на прошлой неделе стал причиной выхода из строя компьютеров десятков компаний по всему миру. Скажите, с экономической точки зрения «Петя» опасен?
С.Алексашенко― С экономической точки зрения «Петя» опасен, потому что он останавливает работу многих компаний и банков. В Киеве, я знаю, многие банкоматы до сих пор не работают. Просто банковские системы поражены этим вирусом, тем более, что вирус распространялся через разработанную украинской компанией программу. И ущерб – это конечно, ущерб.
Е.Канакова― Я так понимаю не только санкции экономические могут повлиять, но и компьютерные вирус.
С.Алексашенко― Вирус – это один из инструментов гибридной войны. Мне кажется, что мы для себя должны понимать, что война с применением оружия, она будет уходить в прошлое, а вот применение кибероружия, распространение вирусов, как показывает практика, приносит гораздо более ощутимое ослабление соперника – того, кому ты противостоишь. Собственно, и ядерная программа Ирана пострадала от внедренного вируса. И вот сейчас Россия достаточно активно, я так понимаю, использует кибероружие и против Эстонии и против Украины. Да, это инструмент, к сожалению, гибридной войны.
Я.Широков― Вопрос тоже про перспективу. «Почта России» — там сейчас сменился руководитель. Новые еще фактически не назначен, прежний ушел. Что ждет нашу почту?
С.Алексашенко― Нашу почту – почту России ждет назначение нового руководителя. И до тех пор, пока этот руководитель не будет назначен, говорить что-либо о перспективах компании очень тяжело. Потому что, собственно, Дмитрий Страшнов показал, что современный менеджер, который вырос в бизнес-среде, в конкурентной среде в частной компании, которых хорошо понимает, как можно выстраивать сетевой бизнес со множеством отделений, он почту трансформировал. Можно говорить, хорошо, плохо, еще что-то такое, но, в принципе, в моем понимании, он большую часть работы по модернизации «Почты России» проделал.
Я.Широков― А что ж такого не оставили? Из-за этого скандала с премией?
С.Алексашенко― Мне кажется, что не из-за скандала с премией. Мне кажется, что Дмитрий Страшнов сам, во-первых, признал, что не смог наладить политический диалог с Кремлем. Он думал, что его министр связи будет защищать, а выяснилось, что министр связи и не думал его защищать. Что, в общем, без диалога с Кремлем руководителю даже крупнейшей государственной компании жить невозможно. Нужно джиаром и пиаром заниматься самому лично, а он занимался стратегией и бизнесом. Знаете, бывают бизнес-ошибки даже у крупных руководителей.
Мне кажется, что просто Дмитрий Страшнов превратил «Почту России» в потенциально лакомый кусок. И сегодня «Почта России» — это уже и «Почта Банк», это уже бизнес, который вышел из состояния убытков… На самом деле, он сам в своем интервью подробно рассказал, что он превратил компанию из убыточной в прибыльную, притом, что государство перестало ему давать дотации.
Я.Широков― Говорят, что там очень низкие зарплаты до сих пор остались.
С.Алексашенко― Яков, подождите, если люди работают за такую зарплату, почему руководитель должен повышать. И государство перестало государственной компании платить дотации – на подписку, еще на что-то… Пока «Газпром» не лишился государственных денег. Вот «Роснефть» требует себе снижения налогов. У нас более привлекательные компании добиваются выделения себе бюджетного финансирования. Вот «Почта России» лишилась бюджетного финансирования, при этом из убыточной стала прибыльной. Это такой бизнес-результат деятельности Дмитрия Страшнова.
Кто будет следующим? Ну, если проведут честный конкурс, найдут хорошего руководителя бизнеса, который продолжит строить современную компанию, который будет… так же вот как раньше говорили: «Будем выходить на акционирование, делать компанию прозрачной» — ну, глядишь, «Почта» будет двигаться в сторону… если через пять лет не станет Deutsche Post Немецкой почтой, то, по крайней мере, будет двигаться в том направлении. Ну, или, наоборот, кто-то из членов кооператива «Озера» скажет: «Какой хороший бизнес! Заберу-ка я его себе». И тогда можно будет понимать, что человек зарабатывает деньги. Быстро восстановятся государственные дотации. И в общем, «Почта» останется той же самой, И в общем, «Почта» останется той же самой, но кто-то конкретно будет зарабатывать приличные деньги — и вопрос о премиях исчезнет.
Я.Широков― И на этом наша программа «Персонально ваш» подошла к концу. Ее провели Екатерина Канакова и Яков Широков. А персонально ваш сегодня был экономист Сергей Алексашенко. До встречи!

1 комментарий:

  1. И сказал, усмехнувшись, Люцифер:
    – Всё суета сует…

    КОНТРАСТ — 2.

    «И видно нам неоднократно,
    Что всё на свете коловратно».
    А.Сумароков. «Коловратность».
    _______________________

    – Вы что мне принесли? – Керит брезгливо рассматривал этикетку на запылённой винной бутылке. – Вы же знаете моё любимое вино!

    – Извините, Зиновий Александрович! – испуганно залебезил официант. – Кончилось. Завоза пока не было. Попробуйте это. Это тоже очень хорошее.

    – Не буду я ничего «пробовать»! – Керит величественно выпрямился. – И что у вас за икра опять?! Я же просил белужью. Счёт мне! Ноги моей больше здесь не будет!

    Керит ещё раз перечитал Акт. «Продукты, не подлежащие выдаче в камеру…» «Оливки»,.. «маслины»,.. «устрицы в масле»… Э-хе-хе!..

    Чёрт, кофе как хочется! Настоящего. Надоел уже этот растворимый до чёртиков! И желудок от него болит. Н-да… И гречки бы… С рисом…

    Он придвинул к себе чистый лист, покусал ручку и потом решительно принялся писать.

    «Начальнику спецСИЗО ИЗ…
    от Керит А.В.
    камера 520
    Заявление
    Прошу выдать мне из продуктовой посылки хотя бы каши (пшено, рис и гречка) и кофе.

    Бог уж с ними, с устрицами!

    Число.

    Подпись.»
    А, ну да! Я же завтра к адвокату пойду. Могут без меня принести, – вспомнил он и сделал приписку.

    «P.S. Или любому из сокамерников».

    Подумал немного и добавил.

    «P.P.S. Хотя бы кофе!!
    (Плевать на эти каши!)»

    Встал из-за стола и положил заявление в специально вырезанный из картонной коробки из-под мюсли ящичек.

    Резолюция начальника СИЗО: «Отказать».

    ________________

    И сказал задумчиво Сын Люцифера:
    – Мне кажется, человек может быть счастлив в любых условиях.

    И ответил, снова усмехнувшись, Люцифер Своему Сыну:
    – Да. И несчастлив тоже.

    "Сын Люцифера"
    http://творчество-мавроди.рф

    ОтветитьУдалить