вторник, 7 ноября 2017 г.

Газпром, Facebook, Усманов…

Все просто и очевидно. Давно знакомая схема: приватизация прибыли и национализация убытков.
Когда пресс-служба Алишера Усманова заявляет, что «все инсинуации в отношении якобы использования г-ном Усмановым в личных целях средств «Газпрома» являются лживыми и не соответствуют действительности», то это похоже на правду. Потому что схема сделки была чуть-чуть другой.
«Газпроминвестхолдинг» (ГазПИХ), который на 100% принадлежал «Газпрому», и генеральным директором которого был Алишер Усманов, в начале 2000-х занимался возвратом в собственность «Газпрома» тех активов, контроль над которыми газовая монополия потеряла во второй половине 90-х. Тогда «Газпром» создавал с разного рода предприимчивыми дельцами совместные предприятия, в которые вносил очень даже привлекательные активы. Потом доля газового монополиста размывалась в ходе дополнительных эмиссий, и на небосклоне зажигались яркие звезды. С приходом Владимира Путина этой практике был положен конец, а Усманов подрядился заняться возвратом таких активов. Что ему далось: где-то мытьем, где-то катанием, - так или иначе контроль над почти всеми активами был возвращен назад. Попутно с этим ГазПИХ приобрел контрольные пакеты Оскольского меткомбината и Лебединского ГОКа, которые плавно перешли в собственность господина Усманова. Возможно, в этом и состояло его вознаграждение за работу в интересах «Газпрома».
В некоторых случаях, ГазПИХ платил за выкупаемые активы, а деньги для таких покупок, естественно, давал «Газпром». К 2009-му та деятельность, ради которой в ГазПИХ приходил Усманов была завершена, а деньги у компании, видимо, оставались. И грех ими было не воспользоваться.  Мы не знаем, кто кого нашел: Юрий Мильнер Алишера Усманова, или наоборот, но так или иначе «два одиночества» встретились и приятно пообщались. Юрий Мильнер собирал пул инвесторов для покупки акций Facebook в рамках частного размещения (его акции еще н торговались на бирже), и «якорный инвестор» (так называют того, кто первым вкладывается в совместный проект, выкупая значительную его долю).
Российские олигархи не любят рисковать своими деньгами, тем более, в 2009-м от последствий кризиса они еще не отошли; поэтому акции Facebook купил «Газпром». Точнее, «Газпром» дал деньги ГазПИХу, тот передал их своей «дочке» Kanton Services “для общекорпоративных целей”, которая в свою очередь вложилась в DST II USA, фонд Мильнера. То, что Kanton  является «внучкой» «Газпрома» не могло быть секретом для Юрия Мильнера, так же как и то, что никаких других источников денег у этой офшорной «живопырки» просто не было. Но деньги не пахнут, тем более, что н о каких санкциях против России в то время никто еще не говорил. Позднее DST II USA, скорее всего при участии ГазПИХа,  купил еще немножко, и еще, и еще, а еще прикупил акций у сотрудников компании. Одним словом, к моменту публичного размещения акций Facebook на бирже пакет DST II USA вырос до 10%, а его стоимость превысила $10 миллиардов. Алишер Усманов со-товарищи (Фархад Мошири и Владимир Скоч) стал главным акционером этого фонда.



Но не таков российский олигарх, чтобы просто так дать заработать госкомпании – за месяц до размещения акций Facebook на бирже, когда их цена стала примерно понятной   Kanton Services продала свою долю в акциях Facebook компании Алишера Усманова. По какой цене и получил ли «Газпром» от этого какую-то прибыль? И заплатил ли за них Усманов или только пообещал? – нам остается только гадать. Через 4 дня после размещения акций Facebook на бирже DST продал его акций на $1 млрд., что позволило ему рассчитаться со всеми кредитами, взятыми на покупку акций Facebook.
Вот, собственно говоря, и весь незатейливый сюжет – прибыль от инвестиций в Facebook осела в карманах Алишера Усманова, а делился он ею с кем-то мы узнаем несколько позже. Но обязательно узнаем.


2 комментария:

  1. По этому тексту получается, что если бы примерно за месяц до размещения FB на бирже, цена бумаг оказалась бы ниже первоначальных вложений, то А. Усманов вернул бы Газпрому вместо денег акции FB? Как-то совсем нет ничего о риске первоначальной оценке вложений, и премии за риск.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. За месяц до размещения инвестбанки уже знают диапазон цены, поэтому Усманов и выкупил на себя акции FB. Если бы цена была ниже первоначальной стоимости вложений, он вряд ли бы стал это делать

      Удалить