четверг, 13 октября 2016 г.

Странности президентской статистики

Часто, обсуждая статистические сводки, приходится говорить, что есть ложь, большая ложь и статистика. Потому что, например, соединяя в одной строке производство сыра и сырного продукта можно предоставить начальству доказательства успехов политики импортозамещения. А то, что этот самый продукт не содержит ни капли животных жиров – так это не по статистической части!

Но бывают и обратные ситуации, когда политики в своих интересах преднамеренно искажают статистическую информацию.  Так, например, Банк России проделывает огромную и очень качественную работу по составлению платежного баланса, документа, который является одной из наиболее важных  статистических форм, позволяющих понять, что происходит в экономических  взаимоотношениях страны с остальным миром, есть или нет угроза устойчивости курса национально валюты. Публикации этой статистической формы ждут все эксперты и аналитики. Не сомневаюсь, ждут и внимательно изучают ее и в Кремле.
Но когда российский президент выходит на сцену и произносит фразу:   “По сравнению с прошлым годом чистый вывоз капитала из России за три квартала текущего года сократился, прошу внимания, в пять раз, до 9,6 миллиарда долларов. Напомню, что за три квартала прошлого года вывоз капитала составил свыше 48 миллиардов долларов” – у меня в голове  немедленно рождается вопрос: кто и зачем подставляет российского президента, заставляя его искажать действительность? Тем более, делать это на инвестиционном форуме «Россия зовет!», где, как минимум, половина участников знает, что такое платежный баланс, умеет его читать   и понимать.
Дело в том, что в 2015-2016 году Центральный банк проводил с российскими банками разнообразные операции (например, кредитование в иностранной валюте или ведение долларовых корреспондентских счетов), которые вносили сильные искажения в статистику. Тем более это важно учитывать, если вспомнить, что в 2015-м Банк России валютные кредиты давал, а в 2016-м стал требовать их погашения.
Для того, чтобы устранить влияние этих операций на итоговые таблицы, и чтобы содержащиеся в них данные  более адекватно отражали реальное положение вещей, эксперты Банка России ввели в стандартные таблицы дополнительные  строки, в которых показали масштабы этих операций и «очистили» важный для российских реалий показатель «отток капитала» от их влияния. Вот как выглядят эти строки:



Действительно, есть $9,6 млрд. за три квартала этого года и  $48,1 млрд. за три квартала года предыдущего, но … эти объемы оттока капитала даны ДО корректировок, которые Банк России считает правильным произвести, чтобы понимать происходящее в экономике. А после корректировок объемы оттока капитала равны $21,4 млрд. и $37,7 млрд., соответственно. И разница становится не пять раз, а чуть меньше двух.
На первый взгляд, не Бог весть какая разница – подумаешь, в два раза или в пять?! Да, и отток капитала, действительно, уменьшился! Но если сравнить показатели оттока капитала с сальдо счета текущих операций (СТО) – а это есть результат экономического обмена (торговля товарами, услугами, заработная плата, проценты и дивиденды, и т.д.) России со всем остальным миром, - то оказывается, что разница есть, и эта разница большая.
Традиционно считается, что устойчивость платежного баланса и, следовательно, курса российского рубля опирается на устойчивое положительное сальдо СТО. В этом году данный показатель стал быстро снижаться: с $54,4 млрд. за 9 месяцев 2015-го до $15,6 млрд. в 2016-м. И если сравнить объемы оттока капитала с сальдо СТО, то в версии российского президента ничего серьезного не происходит: отток капитала меньше положительного сальдо СТО. А вот в версии российского Центробанка слабость платежного баланса немедленно проявляется – отток капитала в полтора раза больше положительного сальдо СТО. А это означает, что рубль находится далеко не в столь комфортном положении, как это может показаться, глядя на его динамику в последние месяцы.
Я далек от мысли, что российский президент сам заходит на сайт Центрального  банка и отыскивает там нужные ему для выступления данные. Конечно, это делают его помощники. И в случаях, когда они вкладывают в текст президентской речи заведомо неадекватную информацию, меня мучают два вопроса: Они делают это осознанно, считая всех слушателей полными идиотами, или по своей неграмотности?  А, если по неграмотности, то сводки для президента тоже неграмотные?



5 комментариев:

  1. > Они делают это осознанно, считая всех слушателей полными идиотами, или по своей неграмотности?
    ----

    Есть третий вариант. Может быть, они считают, и возможно, не без оснований, идиотом, которому можно втереть любую туфту, своего единственного главного слушателя?

    ОтветитьУдалить
  2. Ещё вариант: информация до президента доводится правильная, но потом Сам лично её подправляет.

    ОтветитьУдалить
  3. а про 6% инфляции в это году как вам? ))

    ОтветитьУдалить
  4. Печально, если президент не имеет действительной картины с движением капитала в стране. Ведь в этом случае он просто не может делать правильные выводы и принимать соответствующему положению решения. А это плохо для всех, включая его. Неужели его помощники такие неквалифицированные, тогда их надо гнать поганой метлой, а если умышленно представляют ему такую информацию для создания видимости достижения дна кризиса и наличия каких-то позитивных изменений и в этой сфере, то таких надо гнать без права работы в государственных учреждениях.

    ОтветитьУдалить
  5. Спецпропаганда допускает любые искажения фактов. В путинской России, впервые с 1945 года, спецпропаганда столь массировано применяется против собственного населения.

    Единственное исключение, которое сделали для инвестиционного форума - "факты" не придумали, а подтасовали, для того, чтобы всегда можно было сказать "президент ошибся". На самом деле, никакой ошибки нет. Он соврал то, что хотел соврать. В нужное время, в нужном месте.

    ОтветитьУдалить