понедельник, 3 октября 2016 г.

Моя "Точка зрения" на Коммерсант-FM, 3 октября 2016

А как все начиналось?! Как лихо была закручена интрига в самом начале? Вспомните, Вице-премьер Дворкович заявлял, что не разрешит ни одной госкомпании участвовать в приватизации “Башнефти”. Пресс-секретарь премьер-министра подтверждала, что это консолидированная позиция правительства. Помощник президента, по совместительству  председатель совета директоров “Роснефти” Андрей Белоусов говорил: “"Это же глупость какая-то, чтобы … одна государственная компания участвовала в приватизации другой".
Но, как говорится, «Васька слушает, да ест». После такого мощного словесного залпа чиновников премьер Медведев заявил, что приватизация «Башнефти» откладывается на неопределённое время. И стало понятно, что-то от мнения министров, вице-премьеров и даже премьера в этом вопросе ничего не зависит. И что, вообще, вопрос о том, участвовать или не участвовать одной госкомпании в приватизации другой не является предметом дискуссии. Как сказал пресс-секретарь «Роснефти»: “дискуссия — это не тот формат, который мы используем”.
После решения премьера Медведева отложить приватизацию “Башнефти” прошел всего месяц, и вот его заместитель Игорь Шувалов сообщает, что никаких препятствий для приватизации больше нет, что компанию можно продавать, и что государственная “Роснефть” имеет полное право стать покупателем. Поскольку, как нам сказали, это решение было сформулировано не в результате дискуссии, то очевидно, что принял его один-единственный человек. Имя которого нам всем хорошо известно.
Собственно говоря, ни тем, что это решение принято единолично, ни тем, что это решение стало таким, каким оно стало нет ничего удивительного – мы давно привыкли и к тому, и к другому. Именно поэтому обнародованная антимонопольной службой оценка доли государства в российской экономике – 70 процентов – не вызвала никакой реакции ни в правительстве, ни в администрации президента, ни даже в обществе. Подумаешь, нашли чем  удивить?! Десять лет назад было 35 процентов, сегодня 70, через 2-3 года и побольше может стать.
При этом никто из чиновников не говорит о том, что целью экономической политики является построение огосударствленной экономики – нет, все они говорят о необходимости приватизации, о поддержке малого и среднего бизнеса, об ограничении полномочий силовых структур. Но, как говорится, «хотели как лучше, получилось, как всегда», получился очередной автомат Калашникова…
Теперь на наших глазах разворачивается новая битва: Минтранс говорит о том, что «Аэрофлот» должен продать принадлежащую ему компанию «Победа»; сам «Аэрофлот» выступает категорически против. Как вы думаете, если все-таки «Аэрофлот» заставят продать, и покупателем выступит «Ростех, который потом не справится с управлением и снова продаст «Победу» «Аэрофлоту», но уже дороже? – это зачтется правительству как две приватизационные сделки?



Комментариев нет:

Отправить комментарий