суббота, 18 февраля 2017 г.

Поставьте себя на место правительства (открывая Republic.ru)


В марте 1989 года мы с Евгением Григорьевичем Ясиным опубликовали если не первую, то одну из первых в Советском Союзе статей, где сказали, что пора вводить в стране налоговую систему. В СССР было три налога – подоходный, на бездетность и акцизы, все остальные доходы в казну собирались с помощью индивидуальных фискальных нормативов. Мы говорили о том, что у налогов есть стимулирующая функция, которая может позволять государству проводить «тонкую настройку системы» и достигать тех или иных целей. С тех пор много воды утекло. Я побывал в должности замминистра финансов и среди других вопросов отвечал за налоговую систему и бюджетное планирование. Тогда я на своей шкуре понял, что все-таки главное в налогах – это доходы бюджета. Чуть позже, будучи зампредом Центробанка, я изнутри наблюдал, как страна вверглась в тяжелейший финансовый кризис в августе 1998-го, основной причиной которого стала неспособность государства научиться собирать налоги.

Предложение нового министра экономики Максима Орешкина об очередном налоговом маневре, с одной стороны, меня порадовало – раз министр говорит о стимулирующей функции налогов, значит, книжки он читал правильные. Но, с другой стороны, его предложения порождают больше вопросов, чем ответов. Это значит, что пока министром больше движет тщеславие и вера в то, что главную проблему российской экономики – перезапуск экономического роста – можно решить с помощью одного чудодейственного рецепта, своеобразного философского камня. Просто нужно его найти, сделать то, что другим министрам сделать не удалось!
Хорош ли стимул?
Что же предлагает министр (или, по крайней мере, что ему приписывает молва)? Министр считает, что если одновременно снизить налоги на труд (точнее говоря, отчисления с зарплат в пенсионную систему) и повысить НДС, то российская экономика как по мановению волшебной палочки забудет о гирях на своих ногах. Сказать, что такая идея совсем не обоснованна, нельзя. Ее, например, уже несколько лет обсуждают в Евросоюзе, где она обрела специальный термин – «фискальная девальвация». Дело в том, что девальвация национальной валюты (при прочих равных условиях) делает экспорт более прибыльным и снижает спрос на импорт, что дает экономике определенный простор для ускорения. (Россия воочию наблюдала этот эффект после кризиса 1998 года.) Поскольку в рамках еврозоны ни одна страна не может провести девальвацию, то эксперты попытались найти фискальные механизмы, которые могли бы играть похожую роль. И вот раз снижение налогов на труд снижает издержки во всей экономике, то экспортеры, как и весь остальной бизнес, от этого выигрывают. Помимо этого, повышение НДС удорожает импорт (все импортные товары облагаются этим налогом) и увеличивает возмещение уплаченного НДС экспортерам, что еще больше повышает конкурентоспособность экспорта. Красиво звучит, заманчиво. Но дальше начинаются вопросы.
Хотя эта идея давно обсуждается внутри еврозоны, ни одна страна пока не решила пойти по этому пути, хотя ускорить экономический рост хотят все. Значит, делаю вывод я, не все так просто и какие-то подводные камни в этой идее присутствуют. Ну вот хотя бы такой: эффект ускорения роста после девальвации носит ограниченный во времени характер – даже в России после августа 98-го, когда рубль в реальном выражении обесценился раза в три, этот эффект наблюдался 2,5–3 года. В случае с идеей министра Орешкина речь идет не о разах, а о процентах. А чтобы идея могла реализоваться, экономика должна обладать свободными мощностями, которые позволяют нарастить производство. В 98-м такой запас мощностей у российской экономики был, а сегодня его нет. И за полгода-год создать его не удастся, поскольку инвестиционный климат в стране не самый благоприятный, а нарастить мощности с помощью быстрых крупных проектов в принципе невозможно – уж слишком крупными они должны были бы быть.
Для кого стимул?
Следующий вопрос – что будем экспортировать? Поддерживать экспорт – это хорошо, это правильно. Ни одна страна в мире не смогла удержать высокие и стабильные темпы роста экономики без экспансии на рынки других стран. Все разговоры о возможности ускорения за счет потенциала внутреннего рынка – это от лукавого, и обсуждать в сто первый раз эти «альтернативные» идеи не хочется. А что экспортирует российская экономика? Процентов на восемьдесят наш экспорт состоит из сырья и продуктов его первичной переработки: нефть, нефтепродукты, газ, удобрения, металлы, древесина, зерно. Такой экспорт тоже хорош, и он может создавать надежную основу для развитой экономики – посмотрите на Канаду, Австралию, Норвегию. Но в случае России, мне кажется, сырьевые отрасли и так растут достаточно устойчиво и нечувствительны к дополнительным стимулам, хотя некоторые из них (например, металлурги и угольщики) сильно реагируют на конъюнктуру мировых цен, а другие («Газпром») страдают от бизнес-импотенции своего менеджмента. Кроме того, у большинства сырьевых компаний также нет свободных мощностей, а нефтяники в конце прошлого года попали под действие соглашения с ОПЕК о сокращении добычи.
Еще у России есть экспорт вооружений, который больше зависит от искусства переговорщиков и внешнеполитических успехов государства, чем от экономических стимулов. А весь остальной экспорт рассыпан по множеству отраслей и предприятий, где не найдется ни одного крупного игрока, способного повлиять на динамику ВВП, даже если перерыть весь массив таможенной статистики.
Кто за это заплатит?
Следующая часть вопросов связана с макроэкономическими эффектами предлагаемой идеи. Судя по прессе, правительство просчитывает несколько вариантов: основной – снизить страховой взнос до 21% и повысить НДС до 21% (другие варианты: 20/22, 22/22, 21/22). И все они ведут к выпадению доходов. «Ведомости» приводят оценку Александры Суслиной из Экономической экспертной группы при Минфине: при 21/21 выпадает 682 млрд рублей по сравнению с текущим законодательством; при 22/22 – 180 млрд; при 20/22 – 600 млрд; при 21/22 – 400 млрд. А теперь поставьте себя на место министра финансов, у которого каждая копейка на счету, который с трудом убеждает президента, что в предвыборный год нужно снова заморозить зарплаты и сократить финансирование бюджетной сферы, включая любимую игрушку Кремля – оборонный заказ. На его месте поддержите ли вы такой маневр?
Затем поставьте себя на место «социального блока» правительства, который вместе с Минфином и Центробанком обещают вот-вот предложить очередной вариант пенсионной реформы, способной если не сократить, то хотя бы заморозить на каком-то приемлемом уровне дефицит пенсионной системы. Иначе расползающиеся пенсионные обязательства грозят разрушить лет за 10–15 всю бюджетную конструкцию. И скажите, вы готовы компенсировать выпадение доходов пенсионной системы из-за снижения ставок страховых взносов дополнительным повышением пенсионного возраста или снижением уровня пенсий?
А после этого поставьте себя на место председателя Банка России Эльвиры Набиуллиной, которая и так непонятно зачем держит на безумно высоком уровне ключевую процентную ставку, снижая спрос на кредит в экономике и тормозя экономический рост. На ее месте вы больше всего на свете боитесь, что не будет достигнута 4%-ная цель по инфляции и во всем видите такие риски. И вы прекрасно понимаете, что повышение ставки НДС на 3–4 процентных пункта (с нынешних 18%) приведет к всплеску инфляции на 1,5–2%. Смягчится ли ваша денежная политика после такого налогового маневра?
В чем тогда смысл?
Одним словом, по мне, так баланс вопросов и ответов явно складывается не в пользу идеи министра Орешкина. Но я не правительство, решать не мне, поэтому гарантировать, что правительство не попытается реализовать такие предложения, я не могу. Тем более что выбор у него невелик: через год российский избиратель окажет президенту Путину невиданную в постсоветской России поддержку и доверие, которое президенту предстоит оправдывать. А оправдать его можно будет только повышением уровня жизни. Избиратель этого явно заждался – за последние восемь лет уровень жизни населения практически не вырос, экономика стоит на месте, а все победные реляции чиновников о прохождении очередного дна опираются исключительно на методологические успехи Росстата. Значит, говорит президент правительству, нужно обеспечить рост экономики. Вынь да положь к марту 2018 года план действий!
Нельзя сказать, что такой план трудно написать. Его компоненты хорошо известны и много раз обсуждены: политическая конкуренция и честные выборы, верховенство права и независимый суд, разгосударствление экономики и поощрение конкуренции, борьба с коррупцией и кумовством. И ни одного слова про налоги, ключевую ставку, бюджетную политику. Это все будет играть свою роль только после реализации комплекса политических реформ. И члены правительства все это хорошо знают. Знают, но то ли боятся сказать об этом президенту, то ли президент запрещает им на эту тему говорить, предлагая искать альтернативы. Вот они, министры, их и ищут.
Но не надо забывать, что через год с небольшим правительство уйдет в отставку и, следовательно, плох тот министр, который уже не озаботился своим будущим. В случае с министром экономики оно в гораздо большей степени зависит от того, насколько эффективно и эффектно ему удается имитировать бурную деятельность, чем от того, что будет происходить с экономикой. Тем более после назначения нового состава правительства.

Оригинал - здесь


3 комментария:

  1. Наше либеральное экономическое правительство одной цитатой: «Завхоз 2-го дома Старсобеса был застенчивый ворюга. Все существо его протестовало против краж, но не красть он не мог…. Он был не только завхозом, но и вообще заведующим. Прежнего зава за грубое обращение с воспитанницами семь месяцев назад сняли с работы…. Альхен ничем не напоминал своего невоспитанного начальника. В порядке уплотненного рабочего дня он принял на себя управление домом и с пенсионерками обращался отменно вежливо, проводя в доме важные реформы и нововведения» - Ильф и Петров «12 стульев». Очередное нововведение «21/21» поражает. Вместо механизма полного собирание налогов с предпринимателей, проще залезть в карман народа. Не факт, что единый социальный налог с его уменьшением, начнут платить. Но увеличение НДС, точно вызовет рост розничных цен. Господин Орешкин: «Вы хоть понимаете теперь, чего вы натворили?»… В.В. Путин.
    И это не просто критика. Почти три года убеждаю принять решение министерство труда и социальной защиты населения по предложению о «Страховании от не выплаты заработной платы вахтовым, сезонным, иногородним работникам, мигрантам». Воз на том же месте. Хотя это может принести, по моему мнению:
    - вывод заработных плат из тени путем обмена информационными базами данных страховых компаний о заключенных страховых полюсах с налоговыми и пенсионными органами, можно прописать законодательно
    - свободную внутреннюю миграцию квалифицированных работников, снижение нагрузки на бюджет при реализации программ помощи моногородам
    - правильная статистика и учет трудовых ресурсов на основе данных страховых компаний
    - уменьшение криминальной составляющей в трудовых отношениях (драка на Хованском кладбище) и улучшение качества проживания уменьшит возможность вербовки различными террористическими организациями
    Требуется – созыв комиссии из представителей профсоюзов, страховых компаний, юристов министерства труда и социальной защиты населения для выработки нормативных актов, предложений, рекомендаций страховым компаниям по реализации нового вида страхования. Определения самого момента наступления страхового случая (для ОСАГО-протокол с места ДТП, для этого вида страхования, предположим,- выписка с дебетового, зарплатного счета клиента банка). Определения статуса, добровольного или обязательного страхования. Процентную или иную ставку страхового сбора. С уважением Павел Гудов pawel38@rambler.ru

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. "...Вместо механизма полного собирание налогов с предпринимателей, проще залезть в карман народа."
      ----
      Азбукой является то, что важна общая сумма сбора государством. Пример - США, да и др., где основная часть налогов "из кармана народа", т.е. с физических лиц. Результат: большая заинтересованность государства в их хорошей жизни. Иначе с их зарплаты будет мало налогов. А Ваш взгляд я читал в учебниках советских времен.
      За другие Ваши предложения с удовольствием возьмется низовой нынешний аппарат, им Ваши предложения сладки по аморфности, но верхнему - по фигу.
      Но после слов: "Наше либеральное экономическое правительство..." дальше можно было не читать.

      Удалить
  2. "...Набиуллиной, которая и так непонятно зачем держит на безумно высоком уровне ключевую процентную ставку.."
    Алексей, насколько значительной среди др. является такая причина: привлекать спекулятивные деньги по carry trade для стабильности рубля вплоть до выборов.
    Или я преувеличиваю?

    ОтветитьУдалить