понедельник, 21 августа 2017 г.

Интервью для украинского "Обозревателя". Часть вторая



- В одном из интервью вы говорили, что кампании в Сирии и на Донбассе не так уж дорого обходятся России. А Крым – тяжелая экономическая обуза? Например, Алексей Кудрин оценивает потери на содержание полуострова в 200 млрд долларов в ближайшие годы.
- Крым, конечно, более тяжелая нагрузка для России, чем Донбасс и Сирия. По моим оценкам, расходы не одинаковые в разные годы. Это примерно 170-200 млрд рублей в год или 3-3,5 млрд долларов. То есть 200 млрд долларов – это 50-60 лет. Так что у Кудрина надо бы уточнить, какой период он имел в виду.
- Но, в принципе, это не непосильная ноша?
- Это не непосильная ноша для российского бюджета. Да, это зарплаты бюджетникам, пенсии пенсионерам и так далее. Пенсии платятся за счет Пенсионного фонда, образно говоря, все российские пенсионеры скидываются, чтобы заплатить пенсии пенсионерам Крыма, соглашаясь на отказ от индексации своих пенсий.

Многие инвестиционные программы Крыма проходят в России по разделу региональных программ. Минфин сокращает финансирование других регионов, то есть все получают меньше, потому что деньги выделяют Крыму. Однако все эти расходы не идут сверх запланированных Минфином. Идет внутреннее перераспределение. Пенсионеры и регионы молчат, ну, значит, их это не сильно тревожит.
- А почему они молчат? Не понимают взаимосвязи?
- Потому что никто им об этом не может рассказать! Все новостные телевизионные каналы контролируются либо государством, либо путинскими дружками – кто из них будет рассказывать правду?
- В целом экономическое благосостояние России напрямую зависит от рынка газа и нефти. Дональд Трамп не так давно объявил курс на энергетическое доминирование. Одна из арен битв – европейский рынок газа. Смогут ли Штаты в перспективе вытеснить Россию? Насколько это опасно для РФ?
- Пока говорить о том, что Америка вытеснит Россию с европейского рынка газа, несколько преждевременно. Во-первых, у США еще нет существенных экспортных мощностей – ни в добыче газа, ни в инфраструктуре. У "Газпрома" же есть и резервы по быстрому увеличению добычи, и унаследованная от СССР сеть газопроводов. Поэтому, в принципе, "Газпром" может считать, что стоимость транспортировки газа для него близка нулю.
Да и финансовое положение "Газпрома" никого в России не волнует. Главным его акционером является государство, и оно довольно тем, что "Газпром" выполняет политические функции. Поэтому российский газ, если таким будет желание "Газпрома", всегда будет дешевле американского. Там совершенно другая транспортная составляющая.
Во-вторых, по всем прогнозам, потребление газа в Европе будет расти, и места для американского газа хватит даже без потерь для "Газпрома". Ситуация этого года показала следующее: как только ценовая конъюнктура сложилась так, что российский газ стал более дешевым, чем сжиженный, европейцы, не взирая на ситуацию в Украине, стали быстро заполнять хранилища российским газом. Деньги ведь не пахнут. Если Европа может сэкономить, она экономит.
- Украину по понятным причинам очень беспокоит судьба проекта "Северный поток-2". Возможно ли реализовать его в условиях санкций? И насколько опасен этот проект для Украины?
- Украине стоит опасаться, потому что этот проект абсолютно политический. С экономической точки зрения "Газпрому" "Северный поток-2" не нужен. Уже сейчас мощность имеющихся газопроводов на 60% превышает объем экспортируемого российского газа.
Но есть политическая задача – лишить Украину доходов от транзита газа, поэтому "Газпром" готов тратить свои деньги на строительство и второй очереди "Северного потока" и "Турецкого потока". И если американские санкции не помешают, то, скорее всего, газопровод будут строить за счет банковского финансирования на условиях, при которых "Газпром" будет гарантировать консорциуму, владеющему газопроводом, оплату полной его мощности.
- И Украина сейчас никак не может повлиять на ситуацию?
- Украина ничего не может сделать, чтобы изменить ситуацию, за исключением интенсивных обсуждений этой проблемы с европейцами.
- Если говорить о нефти, российская экономика более-менее адаптировалась к нынешним ценам. Сейчас они ведут себя волатильно, но общая тенденция направлена на снижение. Тут играют роль и переход к зеленой энергетике, и энергополитика Дональда Трампа, и много других факторов. Учитывая такую тенденцию, что ожидает экономику России, если она не перестроится?
- Во-первых, я тенденции на снижение цен на нефть не вижу. Мне кажется, цены стабилизировались. Во-вторых, когда мы говорим о перспективах российской экономики, надо очертить временные границы.
- Скажем, 10 лет.
- Исходим из того, что санкции сохраняются?
- Да.
- При стабильных ценах на нефть и сохранении санкций российская экономика будет расти в пределах 1-2% в год – не более. Рассчитывать на то, что произойдет крах, кризис, крушение российской экономики, не стоит. Пока нефть будет продаваться на мировом рынке, российская экономика будет чувствовать себя достаточно устойчиво.
Но устойчивость российских нефтяных доходов не означает быстрого роста всех остальных секторов. Санкции будут мешать привлекать прямые иностранные инвестиции и технологии. Без интенсивного обновления технологической базы добиться более чем 2% роста невозможно.
Тем более, судя по последней информации, программа вооружений российской армии до 2025 года будет гораздо меньших объемов, чем была, начиная с 2012 года. А не секрет, что именно оборонное производство было одним из мощнейших двигателей, который поддерживал российскую промышленность в последние годы. Соответственно, технологического обновления не будет, оборонная промышленность будет производить меньше, поэтому мой прогноз на десятилетнюю перспективу – 1-2% роста. Это нельзя назвать стагнацией, но это в 2 раза медленнее, чем развитие мировой экономики.
- На днях экс-директор ЦРУ Джон МакЛаулин высказал любопытную мысль: только Украина сможет изменить Россию. То есть, если Украина продемонстрирует успехи в борьбе с коррупцией и в построении демократии, то это вызовет аналогичные перемены в России. Что вы думаете об этом?
- Изменить Россию может только Россия. При всем уважении к Украине и к ее возможным успехам в реформах. Полагать, что если в Украине все будет хорошо, то автоматически так будет и в России, я бы не стал.
Но если Украина сможет реализовать масштабные реформы, побороть коррупцию, добиться экономического роста выше 4% в год, то это станет сигналом: проблемы, которые присущи и России, решаемы. Сейчас многие российские политики говорят: "А чего бороться с коррупцией? Ее не победишь…" Но если Украина сможет доказать, что с коррупцией можно бороться демократическими методами, что суды могут быть независимыми, это может изменить общественное сознание в России. Может, но не обязательно.
- А что еще может способствовать конструктивным переменам в России?
- Честно говоря, не знаю. Можно бесконечно говорить о падении доходов населения, о падении потребления, но если российское население это терпит, если оно не возмущается, значит нынешняя ситуация его устраивает. А если население довольно нынешней политической и экономической ситуацией, то кто будет выступать за перемены? Пока большинство россиян считает, что, может быть, в стране все и не очень хорошо, но еще и не настолько плохо, чтоб возмущаться.
- Всему виной пропаганда?
- С одной стороны, да. Было бы нелепо говорить, что ее не существует. А с другой стороны, давайте вспомним времена СССР. Даже во времена позднего Советского Союза, в 1990-1991 годы, когда был страшный дефицит, население терпело и не выдвигало политических лозунгов "даешь смену режима". Тогдашние реформы шли сверху, по инициативе Горбачева, Ельцина. Не снизу. Поэтому я бы не недооценивал готовность россиян терпеть.
Что до конструктивных изменений, они возможны, если в России появится новое поколение, которое скажет: так жить нельзя. Либо если часть электората, которая голосовала за Путина, скажет: "Плати нам больше, либо мы голосуем за кого-то другого". Так или иначе, должны произойти серьезные сдвиги в общественном сознании, которые пока не намечаются. Есть надежда, что молодежь будет более политически активна. Но я бы не сказал, что это однозначно гарантировано.
- А вы вообще верите, что Россия сможет существовать в условиях демократии?
- А почему нет-то?
- Очень неоднородная страна.
- А что, Америка однородная? Или Франция? Или Германия? Послушайте, 100 лет назад Финляндия и Польша были частью Российской империи, и все жили совершенно в другом режиме. После этого Польша два раза смогла построить страну, живущую по демократическим принципам. Финляндия сейчас является одним из наиболее развитых государств по уровню демократии, по уровню борьбы с коррупцией. Если они смогли построить демократию, то почему Россия не сможет? Убогие мы что ли?
- А как вам кажется, Путин стоит во главе агрессивного курса по отношению к Украине, по отношению к Западу? К примеру, если его убрать, то будет ли постимперская идеология обезглавлена, или просто появится другой "путин"?
- Вы знаете, постимперская идеология слишком сильна в российском сознании. Здесь ведущую роль играет не лично Путин, а кремлевская пропаганда. "Левада-центр" каждый год выпускает сборники. В них, в частности, содержатся интересные графики, которые характеризуют отношение российского населения к Прибалтике, к Грузии, к Украине.



По этим графикам видно, что как только начиналось обострение отношений с Грузией или с Украиной, эти страны сразу же становились врагами россиян. Как только пропаганда прекратила работать на грузинском направлении, хотя политические отношения с Тбилиси не улучшились, российское население стало относиться к Грузии достаточно хорошо. Примерно также, как до начала грузинской войны 2008 года.
- Очень напоминает "1984" Оруэлла.
- Очень напоминает Оруэлла, очень напоминает ситуацию с гитлеровской Германией. Большая часть россиян получает информацию о внешней политике, о положении дел в стране из телевизора. Поэтому то, что показывают по телевизору, с очень коротким лагом превращается в изменение общественного сознания. Значит, чтобы постимперский синдром исчез, должен появиться политик, которому это не присуще, который поменяет принципы работы российского телевидения.
Сейчас Кремль управляет телевидением, а телевидение прочищает мозги российскому населению. Это инструмент Кремля. Руководителям Первого канала, канала "Россия", НТВ раз в неделю проводят брифинги в Кремле о том, что и как правильно освещать. Что они, собственно говоря, и делают.


 Оригинал - здесь

Комментариев нет:

Отправить комментарий