четверг, 2 марта 2017 г.

Может, проще оставить как есть?

Малый процент оправдательных приговоров в России обусловлен тем, что 90% подсудимых признают свою вину, сообщил в четверг заместитель председателя Верховного суда РФ Владимир Давыдов. "Многие критикуют модель действующего судопроизводства, но у нас из 100 подсудимых по делам 90 признают свою вину. Не знаю, хорошо это или плохо, но это факт. 65% идут в особом порядке (особый порядок рассмотрения дела предусматривает признание вины, при котором подсудимому назначается не более двух третей от максимального срока наказания - ИФ)", - сказал Давыдов на открытии научно-практической конференции.сообщило агентство «Интерфакс».

Владимир Александрович Давыдов не просто зампред Верховного суда России. Он еще и председатель Коллегии по уголовным делам. То есть руководитель органа, который «обобщает судебную практику», что в условиях российской вертикали судебной власти означает задает стандарты рассмотрения уголовных дел. В том числе и стандарты того, как нужно относиться к доказательствам обвиняющей стороны. То есть следствия. И по-Давыдову получается, как по-Вышинскому: признание  - царица доказательств.
И, похоже, невдомек судье Давыдову, что в том же 37-м почти все обвиняемые сознавались во вменяемых им преступлениях. Независимо от степени абсурдности этих обвинений. Причина такой «откровенности» обвиняемых хорошо известна и понятна – их пытали садисты, сидевшие на Лубянке в центре Москвы и на лубянках, разбросанных по всей стране.  Человек не всемогущ, и очень небольшое количество людей может противостоять пыткам, связанным с физическим насилием. Поэтому и шли на признания, и выходили в залы суда с выбитыми зумами, переломанными позвоночниками, окровавленными лицами. Но советских судей это не останавливало. И мы знаем, почему. Потому что те приговоры, говоря сегодняшним языком, были политически мотивированными, их выносили совсем не те люди, которые сидели в судейских креслах.
Судья Давыдов, похоже, хорошо усвоил историю и практику работы советского суда. Главное не сомневаться в том, что следователь это твой коллега по цеху правосудия, что он заинтересован в поисках правды, а не в выполнении плана по передаче уголовных дел в суд. И если судья в этом убежден, то почему он должен сомневаться в доказательствах следствия. Даже если признания выбиты с помощью бутылки из-под шампанского или подвешивания за наручники на дыбу? Про дыбу и бутылку из-под шампанского в материалах следствия ничего не написано, газет судья не читает, в интернет в поисках новостей не заходит. А если, вдруг, подсудимый в ходе процесса решит отказаться от признаний и заявит, что они выбиты из него пытками, то ответ судьи Давыдова известен заранее – это все для того, чтобы оклеветать следствие и уйти от ответственности.
Можно сколько угодно говорить об отсутствии независимого суда в России. И это будет правдой – достаточно посмотреть на сводку новостей, где редко какой день обходится без вынесения политического приговора. Но это – не вся правда. Другая ее часть состоит в том, российские судьи находятся в зависимости не только от Кремля, Лубянки и местного царька, они еще зависимы и от судьи Давыдова. Который заявляет: «Сажали, сажаем и будем сажать!»
Как убрать политическую зависимость российских судей понятно. Нужна политическая конкуренция, свободные СМИ, резкое уменьшение функций председателей судов, лишение Кремля права принимать решения о назначении или неназначении судей и запрет под угрозой уголовного наказания чиновникам и силовикам всех мастей вступать в контакты с судьями. Это сделать нелегко, но ясно как. А вот как быть с искаженным человеконенавистническим сознанием судьи Давыдова и его коллег? Как заставить их вспомнить про презумпцию невиновности? Про состязательность сторон? Про право защиты на предъявление своих аргументов, которые для судьи должны быть не менее значимы, чем аргументы обвинения?
Может, нужно просто уволить судью Давыдова за его высказывание? Которое как нельзя лучше попадает под формулировку закона «О статусе судей» - «нарушение положений настоящего Закона и (или) кодекса судейской этики, в том числе за нарушение указанных положений при осуществлении правосудия, если такое нарушение повлекло искажение принципов судопроизводства, грубое нарушение прав участников процесса». Но для того, чтобы его уволить, нужно представление президента и согласие Совета Федерации. А для того, чтобы один представил, а другие согласились, нужно, чтобы все они были заинтересованы в независимости российского суда. Но если суд будет независимым, то кто будет давать «двушечку»? И отбирать ЮКОС с «Башнефтью»? И покрывать воровство голосов на выборах?

Может, проще оставить как есть? – подумали в Кремле. И оставили.

1 комментарий: