четверг, 21 декабря 2017 г.

Сигналы Путина и программа Навального (расшифровка)

Смотреть - здесь или здесь


Это программа кандидата в президенты. И это программа, основным читателем которой будет избиратель. Поэтому программа не может содержать 1250 страниц, как программа Алексея Кудрина, потому что он готовит её для правительства, он знает даже для какого правительства, знает президента, для правительства которого он готовит программу. Такую программу избиратель прочитать не может. 1250 страниц, я думаю, мало кто из нас может осилить, а тем более разобраться во всех хитросплетениях, лозунгах и тезисах, различных причинно-следственных связях. Одним словом, с такой программой на выборы не ходят. Программа должна быть написана так, чтобы избиратель смог её осилить, чтобы избиратель понял, что ему обещает кандидат. И, мне кажется, что программа Алексея Навального выполняет эти функции. 

Про других кандидатов пока не могу говорить, потому что они свои программы не объявляли. Но если говорить о программе кандидата Навального, там выделяются четыре главных блока. Первое: реформа государства в широком смысле слова, начиная от того, что Алексей предлагает сократить полномочия президента как по сроку пребывания (четыре года и не более двух раз, безо всяких подряд-не подряд). Кончая тем, что он предлагает отказаться от права контроля президента за силовыми структурами. Отдать парламенту больше власти. Одним словом, сдвинуть государство от президентской республики, сделать так, чтобы нельзя было повторить эту ситуацию, когда человек 18 лет сидит у власти и не хочет уходить, и будет сидеть 24, 30, 36 и так далее. Одновременно с этим Алексей Навальный предлагает передать полномочия и деньги на их исполнение от федерального центра вниз, в регионы и муниципалитеты. Это всё является реформой государства. 
Вторая не
 менее важная проблема — это очищение бюрократии. Государство не может существовать без бюрократии, всегда будут существовать какие-то министерства, администрация президента, ведомства, и неправильно считать, что все люди, которые там сидят, враги, которые только и хотят, что воровать. Да нет, конечно, там сидят нормальные люди, зачастую очень умные, очень квалифицированные. Но те, кто сидят сверху, задают им команду, задают камертон, вот стукнули, и главная нота пошла, и чиновники работают по главной ноте. У меня был богатый опыт общения с чиновниками разного уровня. Я хорошо понимаю, что чиновник, которому ты ставишь задачу, чиновник, которому ты объясняешь, чего ты хочешь добиться, будет готов и проявлять свою смекалку, и проявлять свою инициативу, и, в общем, ему это нравится. Потому что многим людям нравится решать сложные задачи. И то же самое касается воровства. Я вспоминаю свой разговор с одним хорошим знакомым, который несколько лет был директором крупнейшего государственного предприятия. Предприятие отличалась тем, что там всегда был высокий уровень воровства. И когда он поработал полгода, я к нему приехал в гости, и спросил: скажи пожалуйста, как с воровством протекает? Он говорит, знаешь, все очень просто: рабочие смотрят на тебя. Если директор не ворует, то они понимают, что воровать нельзя. Вот не надо бороться, не надо бить никого по рукам, не надо охрану усиливать, просто рабочие сразу видят, директор ворует или не ворует.
Да, извините, в раздел реформа государства ещё безусловно входит реформа силовых структур, правоохранительных органов, судебной системы. Это важнейший блок, без которого многие остальные процессы в российской экономике просто нельзя запустить. Если там не прочистить, если там не навести порядок. Если в России не появится независимого суда. Но это всё так же связано с той самой реформой бюрократии. Потому что бюрократия очень хорошо понимает, что если воровать и брать взятки нельзя, за это будут наказывать, ответственность неизбежна, то, соответственно, не будут воровать. И все разговоры о том, что это невозможно победить, это неправда. Победить можно, и чиновников можно заставить, можно уговорить работать по правилам, работать в интересах страны, и решать те проблемы, которые перед страной стоят.
Третье направление программы Алексея Навального — это бюджетный манёвр. Собственно говоря, это, наверно, главный тезис, по которому он очень хорошо выступил, сказав, что в России много денег, и не надо говорить, что Россия бедная страна. В России в бюджете, у государственных компаний, в федеральном бюджете, у региональных, у местных бюджетов огромное количество денег в управлении. Просто большая часть денег воруется. И если мы как государство, как граждане не будем разрешать чиновникам и госкомпаниям воровать, если мы перераспределим деньги от того чтобы содержать полицейское государство, и от того чтобы содержать Росгвардию, в которой 400 тысяч человек занимается только тем, что охраняют лично президента Путина, если мы прекратим производить танки, которые в современной войне не нужны, потому что мы не собираемся ни на кого нападать, а танки — это орудие нападения, то Россия сможет высвободить огромное количество денег. И эти деньги будут перераспределяться и в регионы, и в муниципалитеты, и на повышение зарплат, и на здравоохранение, и на науку, и на медицину, то есть на самом деле деньги должны пойти на улучшение жизни населения. 
И последний блок — это борьба с неравенством. Здесь очень часто мне приходится слышать, что этого делать не надо, что ипотека 2% и минимальная зарплата 25.000 руб. это популизм. Знаете, я изначально тоже к этому скептически относился. Более того, мне очень не нравится лозунг, что в России существует большой уровень неравенства по распределению богатства, давайте, мы его сократим. Мне кажется, распределение богатства, наверное, нельзя сократить. Есть Алекперов, есть Потанин, есть Фридман, у которых есть миллиарды, и их единицы, и эти миллиарды никаким образом не перераспределить без новой экспроприации в пользу тех, у кого ничего нет. А вот проблема выравнивания уровня доходов в России существует, и этим нужно заниматься. И второе, что, может быть, даже важнее, это выравнивание возможностей. У людей из бедных семей должны быть возможности для выхода наверх, и поэтому надо всерьез заниматься реформой образования.
 После этого мне задают вопрос: слушайте, а где же экономика? Экономика состоит в том, что не надо писать ничего особого экономического. Не надо думать, что кто-то умный от имени государства напишет колоссальный план, экономика прочитает его, и узнает, что нужно сделать, и начнёт немедленно реализовывать. Да не будет ничего такого, потому что это невозможно. Рыночной экономике невозможно приказать. В рыночной экономике можно либо дать стимулы, либо начать кошмарить. Путин и его окружение кошмарят бизнес, кошмарят много лет подряд, последствия этого всем хорошо видны — экономического роста нет, и не предвидится. Поэтому то, что хочет делать президент Навальный, — это снижение бюрократического давления на бизнес, это нормальная налоговая политика, где сырьевые компании, которые получают огромную ренту, делятся с бюджетом, делятся с населением. Это экономика, в которой есть право на ведение бизнеса, а бизнесмен является важным и нужным гражданином общества, который создает добавленную стоимость, и благодаря которому растёт экономика. И не надо его трогать. И не надо просить кандидатов в президенты: а вы напишите, что вы будете делать с индустрией медицинских препаратов. Не будет ничего делать президент с индустрией медицинских препаратов. Не его это дело.
 Последний сюжет, о котором мне хочется поговорить. Приходит много таких замечаний: вы не прописали детали, у вас программа общая, неконкретная. Первое, я повторюсь: программа рассчитана на широкого избирателя, и он должен её понимать. Второе, представьте себе 18 марта. Путин и Навальный выходят во второй тур, через две недели Навальный второй тур выигрывает, становится президентом. Но он президент с той самой Думой, которая у нас есть. Это Путин может сегодня сказать: знаете, у меня есть программа Кудрина и программа Титова, у меня есть законы-постановления, и Дума в течение трёх дней нажмёт все нужные кнопки, и все законы будут немедленно приняты. Вы же понимаете, что у Навального так не будет, потому что эта Дума в любом случае будет вставлять ему палки в колеса, так что разрабатывать сегодня проекты законов, наверно, не стоит. Дальше у Навального возникает огромная проблема: а кто будет в правительстве? Вот представьте, он победил, ему нужно формировать правительство, ему нужно провести переговоры со многими интересантами, со многими политическими силами, потому что нужно как-то договариваться, нужно будет строить новую страну. Я пообщался с чиновникам, бизнесменами и экспертами, предлагая им поучаствовать в разработке программы Навального, но в лучшем случае ответ следующий: знаешь, давай мы анонимно тебе что-нибудь скажем, но ты, пожалуйста, не ссылайся, и вообще лучше потихоньку, даже не оставляя следов в электронной почте. Люди боятся, их тоже можно понять, не все готовы идти на баррикады. И Навальному будет безумно тяжело сформировать правительство. Потому что ему со многими людьми и со всеми проблемами нужно будет знакомиться. 
Говорят, что нужно проработать все детали и до мышей, что называется дойти, чтобы последний эксперт закрыл последний вопрос, — я думаю, что это пустая трата времени. 
Программа пишется с тем человеком, который будет эту программу реализовывать. Каких бы мы сегодня умных экспертов не набрали, какая бы замечательная программа не получилось, невозможно её дать в руки министру, который придёт после победы Навального на президентских выборах в мае после инаугурации, и сказать: вот это делай! Какой бы человек ни пришел на это место, у него будет свой взгляд, он будет сам думать и принимать решения. И с этим человеком, с этим министром, с тем правительством, которое возникнет, будет разговор о целях. С ними нужно будет договариваться, что есть четыре главные цели, и давайте, все планы действий в вашем ведомстве вы будете делать в соответствии с этими целями, с базовыми принципами. И тогда те люди, которые станут во главе ведомства будут сами решать, что им делать с какой скоростью, что через законы, что через постановления, что через приказы по министерствам. 


Комментариев нет:

Отправить комментарий