суббота, 12 ноября 2016 г.

Чекисты и печатный станок (открывая Republic.Ru)



Едва новая книга Виктора Пелевина «Лампа Мафусаила» появилась на прилавках, мне задали вопрос, а не прокомментируете ли вы изложенную в ней экономическую теорию? С тех пор вопрос звучал настойчиво, и я понял, что мне не отвертеться – роман нужно прочесть. Сразу скажу, все, что будет сказано ниже, не имеет никакого отношения к роману,
к его художественным достоинствам или недостаткам, более того, имеет совсем малое отношение к той теории, которая в нем изложена – ровно потому, что вся экономическая теория Пелевина (то есть его героя) сводится к конспирологии, к одной простой мысли: миром, его экономической частью, управляют «злые и жадные люди», сидящие где-то в Америке. Для того чтобы быть правдой, эта теория по-язычески проста: все, что ты не можешь осознать, приписываешь каким-то сверхсилам, объяснить мотивацию которых никто не в силах. Поэтому дальше речь пойдет о вопросе, к ответу на который нас ведет через весь роман Виктор Пелевин. Этот вопрос волнует многих российских политиков: ну что такого особенного в долларе, что его все готовы покупать и хранить? Ну почему Америке можно, а России нельзя жить при постоянно работающем печатном станке?
Начну с самого очевидного. Работа печатного станка – в Америке, в России или любой другой стране – совсем не означает, что таким образом государство финансирует свои расходы. Регулирование количества денег в обращении можно сравнить с регулированием количества масла в автомобильном двигателе: если масла мало, то детали двигателя начинают слишком сильно тереться друг о друга, и это трение разрушает двигатель; если масла много, то оно переливается через край, что приводит к резкой потере мощности и необходимости ремонта двигателя. При этом хорошо понятно, что двигатель автомобиля в своей работе не потребляет масло напрямую, а использует бензин или дизельное топливо. В этой связи первоочередная задача руководителя Центрального банка (что ФРС, что Банка России) состоит в том, чтобы не дать двигателю ни засохнуть, ни захлебнуться. В переводе на экономический язык – действия центральных банкиров не должны давать инфляции разгоняться, но и не должны давать ей переходить в дефляцию; совокупностью инструментов денежной политики центральные банки должны делать так, чтобы экономический рост не подавлялся, но и не ускорялся до того, что называется перегревом и надуванием пузырей. Именно поэтому в свое время центральные банкиры отказались от золотого стандарта, который был нормой во второй половине XIX – начале XX века: как только экономические циклы стали отчетливо проявляться, стало понятно, что невозможность нарастить количество денег в обращении из-за невозможности для Центрального банка нарастить свой золотой запас оказывает тормозящее действие на экономику.
Само по себе наращивание количества долларов не является целью для ФРС (так же как и наращивание количества рублей для Банка России), хотя растущая экономика и пусть низкая, но присутствующая инфляция в долгосрочной перспективе требуют этого. Временами – например, в 2009–2013 годах – работа американского печатного станка должна становиться более интенсивной: повышение требований к банковскому сектору привело к замедлению скорости обращения денег и потребовало более активной эмиссии со стороны ФРС (вспомните «количественное смягчение»). Временами, как в последние полтора года, печатный станок может совсем остановиться, поскольку ФРС уже озаботился тем, что слишком низкий уровень процентных ставок может загнать экономику в дефляцию. Но ни в том ни в другом случае ФРС не принимает решения исходя из того, выгодно или невыгодно это американскому бюджету, не говоря уже о том, выгодно или невыгодно это отдельным американским корпорациям.

В работе ФРС вы не встретите эпизодов, когда она откликается на просьбу правительства и предоставляет компаниям кредиты по льготной ставке для реализации «особо важных» инвестиционных проектов или для финансирования программы военной ипотеки, когда ФРС решает профинансировать программу спасения банка-банкрота. ФРС озабочен только «количеством масла в двигателе», и за «давление в шинах» Центральный банк Америки точно не несет никакой ответственности, и никто даже и не пытается возложить на ФРС эту ответственность.
Ответ на следующий вопрос, который волнует российских политиков: «Почему весь мир готов держать доллары в качестве своей резервной валюты?» и подспудно: «Почему никто не хочет использовать рубль в качестве резервной валюты?» – звучит для этих самых политиков крайне неприятно: только потому, что американская экономика производит то, что востребовано всем миром, она производит знания и наиболее передовые технологии. И именно этим обеспечивается покупательная способность американского доллара, а вовсе не запасами золота или евро в хранилищах ФРС. Той уникальной надписью на оборотной стороне, которую может прочитать каждый владелец iPhone: «Designed in California», «Made in China». Да, в современном мире мощь и устойчивость экономики определяются не количеством произведенных нефти, газа, чугуна и танков, а количеством и качеством разработанных передовых технологий.
Американская система поистине уникальна. Она функционирует таким образом, что привлекает к себе таланты и энергию со всего мира. Из 124 нобелевских лауреатов по физике, химии и медицине, премии которым были вручены в XXI веке (начиная с 2001 года), 60 человек работали в университетах США. Для сравнения: за те же годы Нобелевскую премию получили только четыре человека из России – Алексей Абрикосов и Виталий Гинзбург в 2003-м, а также Андрей Гейм и Константин Новоселов в 2010-м. В скобках отмечу, а вы слышали, чтобы с ними встречался российский президент? Или премьер? Или министр науки? Вот с байкером Хирургом и ему подобными президент России периодически встречается и выделяет им бюджетные гранты и предоставляет для этого сообщества земельные участки. А с нобелевскими лауреатами – нет. Так вот, привлекаемые со всего мира таланты двигают экономику США вперед. И именно такая экономика, которая раздвигает технологические горизонты в современном мире, привлекательна для капитала со всего мира.
Мировая экономика меняется на наших глазах. Когда в СССР в программных партийных документах говорилось что-то вроде «наука становится фактором производительных сил», мы тихонько посмеивались: ну какая там была наука в «Жигулях», скопированных с «Фиата-124» образца двадцатипятилетней давности? В сегодняшнем мире только компании, активно внедряющие передовые технологические решения, могут добиваться успеха. И это не только Amazon и его собратья по цеху онлайновой торговли, которые обеспечили львиную долю прироста производительности труда в США в первое десятилетие этого века. И это не только Google и Facebook, фактически с нуля создавшие рынок интернет-рекламы, который сегодня по своим размерам превысил рынок телевизионной рекламы. Это нефтяные и газовые компании, которые освоили 3-D геологическую разведку и внедрили технологии гидроразрыва пласта, что позволило извлекать запасы нефти и газа, казавшиеся ранее недоступными.
Рассуждения о предстоящем внедрении искусственного интеллекта в медицину, банковскую деятельность, в работу юридических компаний, о создании полноценного самоуправляемого автомобиля стали общепринятыми в современных дискуссиях о предстоящих технологических изменениях; и вопрос стоит уже не в формулировке «да или нет?», а «когда это случится?».
Часто приходится слышать уверенные утверждения российских экспертов, мол, американскому доллару грозит неминуемый крах в силу тех или иных причин. Уже само по себе такое утверждение представляется мне не слишком грамотным – доллар является денежной единицей США, и я плохо понимаю, что такое его крах. Ни одна экономика в нашем мире пока не научилась обходиться без денег, и американская тем более. Доллар обслуживает внутренний экономический оборот в США, и в этом деле у него нет конкурентов. Поверить же в то, что в один прекрасный день экономика США перестанет производить что-либо вообще, сложно.
Если же под «крахом доллара» понимается его девальвация по отношению к другим валютам, то ФРС не сильно «парится» в этом отношении. С середины 70-х до начала 90-х доллар ослаб в три раза по отношению к японской иене и швейцарскому франку. Уже недавно, на наших глазах, за какие-то десять лет, с 1998-го по 2008-й, курс евро к доллару вырос на 75%, с 85 до 148 центов, но это не вызвало никаких разговоров о крахе доллара.

В целом многие расхожие в российском общественном сознании представления о роли золота в мире, о том, как и почему движутся курсы мировых валют, о том, что и как может сделать правительство для более уверенного развития экономики, опираются, с одной стороны, на любовь многих россиян к конспирологии и, с другой стороны, на их стремление найти золотую рыбку, то есть веру в чудодейственные простые рецепты. На самом деле и то и другое – следствие низкой экономической грамотности, преодолеть которую можно, только читая классические учебники по экономике, каковых в мире издано большое количество.

5 комментариев:

  1. В России-то много было случаев когда прибегали к эмиссии рубля для финансирования бюджета.

    ОтветитьУдалить
  2. Здравствуйте, Сергей.
    Приведите, пожалуйста, пример "классического учебника по экономике", которым можно повысить экономическую грамотность в количестве 1-2х. Книг по экономике много, рекомендуемые для популярного объяснения переваливают за сотню. Думаю, многие будут вам признательны

    ОтветитьУдалить
  3. Сергей, какое количество долларов в мире стерилизовано по факту у частных владельцев, которые никогда не будут потрачены по разным причинам, это смерть владельца, жадность, тратить некуда и всё есть и много других ситуаций?

    ОтветитьУдалить
  4. Сергей, я имею в виду приблизительную оценку, миллиарды или триллионы?

    ОтветитьУдалить