воскресенье, 2 апреля 2017 г.

Критика по просьбе автора


Владислав Иноземцев опубликовал свое видение налоговой реформы, которая необходима России, и через Фейсбук попросил меня высказать свое отношение к его идеям. 


Прочитав этот текст, я решил прокомментировать его глазами бюрократа, которому на стол поступило предложение от «яйцеголового ученого», благо бюрократический опыт мною еще не до конца забыт. В общем, своеобразная деловая игра получилась.

Первый тезис: Нужна налоговая реформа.

«Налоговая система страны имеет два серьезных и углубляющихся изъяна. … С одной стороны, налоговое бремя совершенно не соот­ветствует качеству услуг, которые предоставляют обществу структуры государственного управления - Россия находится на 10–11-м месте в мире по уровню налогообложения фонда оплаты труда и заметно опережает страны ЕС по общему уро­вню налогообложения … С другой стороны, российская налоговая система существенно перекошена в федерально-региональном разрезе … (что) эффективнее любых силовиков разрушает феде­ративную природу российского государства и ставит региональные власти в полную зависимость от принимаемых в Москве решений.” Стоп. Насчет изъянов налоговой системы я, может, и готов согласиться, но то, что “выложено на стол” не имеет к налоговой системе никакого отношения.
Во-первых, ни первая, ни вторая проблема не являются проблемами налоговой системы, как таковой. В первом случае речь идет о качестве государственных услуг в России – можно согласиться, что оно низкое, но это не проблема налогов, а проблема непрозрачности и неподконтрольности бюджета обществу. Во втором случае речь идет о проблеме бюджетного федерализма – о распределении бюджетных доходов и расходов между уровнями власти, - решать которую можно (и нужно), не меняя структуру налоговой системы, а, например, отдав регионам пару триллионов из нефтегазовых доходов.
Во-вторых, заявления о сверхвысоком уровне налогообложения в России не совсем корректны. В одной из своих недавних заметок я анализировал эту проблему и привел вот такой график:



Хорошо видно, что Россия отстает от основных стран ЕС по общему как по уровню фактической налоговой нагрузки (доходы бюджета в %% от ВВП), так и по уровню нормативной нагрузки (по крайней мере, как ее считает Всемирный банк). Процитирую себя: «Россия скорее середнячок. На графике хорошо видно, например, что совокупная налоговая нагрузка на экономику в таких странах, как Турция и Израиль (с высокой долей оборонных расходов) или Польша и Эстония (лидеры постсоциалистической трансформации), выше, чем в России. Да и из развитых стран налоговая нагрузка ниже, чем в России, зафиксирована лишь в США и Ирландии. Можно говорить о том, что в странах-конкурентах (Китай, Бразилия, Мексика) совокупная налоговая нагрузка несколько ниже, чем в России, но, во-первых, у этих стран нет таких запредельно высоких военных расходов, как в России, и, во-вторых, у каждой из них нагрузка на прибыль предприятий существенно выше, чем в России.
Но, анализируя налоговую нагрузку на российскую экономику, с одной стороны, нельзя забывать, что более четверти фискальных доходов государства (26,7% в среднем за 2006–2015 годы) составляли так называемые нефтегазовые доходы, которые концентрируются в одном секторе промышленности и в значительной мере являются налогом на экспортную выручку, и если эту часть фискальных доходов вывести за скобки, то оставшийся уровень налоговой нагрузки на экономику едва превысит 24%, то есть окажется на уровне Вьетнама.”

Второй тезис: Цели налоговой реформы.

«В такой ситуации налоговая реформа, безусловно, необходима… целями реформы должны стать сокращение уровня налоговой нагрузки…». Простите, в какой «такой ситуации»? Не знаю, как другие читатели, но я, прочитав предложения Иноземцева, не понял, почему России нужно проводить налоговую реформу, и, тем более снижать уровень налоговой нагрузки. В России есть старая проблема – наличие большого сектора «серой экономики», который успешно уклоняется от уплаты налогов, и поэтому фактическая налоговая нагрузка на ВВП возложена лишь на «белую экономику», т.е. реальная нагрузка на тех, кто полностью платит налоги, существенно выше. Согласен с этой проблемой, но снова отмечу, что это не есть проблема налоговой системы, как таковой, а проблема взаимоотношений налогоплательщика и государства. Более того, снова процитирую себя: «Если верить Росстату, доля «серой экономики» в России составляет около трети, и если принять гипотезу, что в этом секторе налоги не платятся вообще, то получается, что рассчитанный МВФ показатель отношения государственных доходов к ВВП нужно увеличить в полтора раза, чтобы понять реальное положение дел. Не знаю, что читателю больше нравится – 36% от ВВП (без учета нефтегазовых доходов) или 44% (включая их)… (но) выше уровня 44% ВВП находятся Германия, Австралия, Швеция, Дания“.
Еще одной целью налоговой реформы должно стать “возвращение к сбалансированному распределению налоговых поступлений в федеральный и региональный бюджеты (что поможет (!) преодолеть (!) бюджетный перекос в пользу силовых структур и спасти отечественные здравоохранение и образование…”. Знаете, здесь мне сразу вспомнился старый анекдот: “Сынок, знаешь, водка подорожала…  - Папа, ты, что, теперь меньше будешь пить? – Нет, сынок, ты будешь меньше есть!” Неужели, кто-то и правда считает, что Кремль может согласиться меньше тратить на армию и Росгвардию?

Третий тезис: Снижение ставки социальных налогов.

Простите, но я не увидел аргументации в пользу такого решения. «Низкая эффективность использования»? Это не о ставке социальных налогов, а о том, как организована система выплат; и, если затрагивать эту тему, то давайте говорить о полноценной пенсионной реформе, о ликвидации досрочного выхода на пенсию, о повышении   требований к трудовому стажу и, возможно о повышении пенсионного возраста – одним словом, давайте решим: какая в России будет пенсионная система, будет ли ее бюджет сбалансирован или бюджетные дотации останутся навсегда, и, в таком случае, в каком объеме?
Дальше. С точки зрения налоговой системы, и социальные налоги и подоходный налог являются налогами на труд. В России высокая ставка социального налога компенсируется низкой ставкой подоходного; полученные в сумме 43% не так уж и высоки по мировым стандартам. В той же Франции максимальная ставка подоходного налога достигает 45%, а помимо солидарной пенсионной системы, которая финансируется за счет ставки в 18% есть еще и накопительная, в которую работодатель и работник отчисляют еще 14-15% от суммы зарплаты.

Четвертый тезис: Пусть сырьевики заплатят.

Предлагается, например, за счет более высоких ставок получить 200 млрд.рублей дополнительных социальных налогов от «Роснефти» и 400 млрд.рублей – от «Газпрома». Для справки: годовая прибыль «Роснефти» в последние три года составляет 300-400 млрд.рублей, у «Газпрома»  - около 1 триллиона рублей. С одной стороны, вроде бы деньги есть. Но, с другой стороны, если для них повысить налоги то упадет налог на прибыль, идущий в регионы, упадет объем дивидендов (а далее в статье будет предложено увеличить их объем) и у компаний образуется сильный дефицит ресурсов для инвестиций, который в условиях санкций нельзя будет профинансировать за счет внешних займов.

Пятый тезис: Замена НДС налогом с продаж.

Опять, не нашел аргументов в пользу такого решения. НДС позволяет распределить налоговую нагрузку равномерно по всей экономике, что, с одной стороны, справедливо, и, с другой стороны, позволяет налоговым органам построить хорошо работающую систему контроля за уплатой налога в увязке с контролем за движением средств по банковским счетам и в увязке с контролем уплаты налога по всей производственной цепочке. Кроме того, не стоит забывать, что весь импорт облагается НДС по общей ставке, а отмена этого налога приведет к резкому росту ценовой конкурентоспособности импорта внутри России и убьет столь любимое властями импортозамещение. Что же после этого придется вводит «пограничный налог Трампа»? Одним словом, зачем от НДС нужно отказываться мне не понятно.
Введение налога с продаж (оставлю без критической оценки возможности его сбора в полном объеме) увеличит и без того колоссальный разрыв в уровне обеспеченности доходами региональных бюджетов – крупные и богатые регионы получат львиную долю этого налога, а малообеспеченные лишатся дотаций из федерального бюджета.

Шестой тезис: Как компенсировать потери бюджета ( 3 триллиона рублей).

Идея об отмене налоговых льгот звучит красиво, но дьявол в деталях. Например, сегодня НДС не облагаются пассажирские транспортные перевозки и производство важнейших и жизненно необходимых медицинских изделий. Есть в стране политик, который готов внести соответствующий законопроект?
Повысить объем дивидендов на 400-500 млрд.рублей? В 2016 г. общая сумма дивидендов, полученных федеральным бюджетом, составила 919 млрд.рублей, из которых 711 млрд. – это разовые доходы от продажи акций “Роснефти”; т.е. чистых дивидендов – всего 208 млрд.рублей. Знаете, что-то мне подсказывает, что увеличить дивиденды в 3-3,5 раза не получится, особенно, если вспомнить ранее звучавшее предложение повысить для сырьевиков ставку социального налога.
Сократить расходы на оборону, обеспечение правопорядка и безопасность? Наверное можно, но без проведения политических реформ это сделать не получится – кто в таком случае будет “винтить” гуляющих по Пушкинской площади?

Общий вывод: из предложенного текста не понятно, зачем нужна налоговая реформа и каковы должны быть ее цели, а также почему нужно заменять НДС на налог с продаж. Скорее всего реализация таких предложений приведет к значимым потерям доходов бюджетной системой и, следовательно, потребует либо адекватного сокращения расходов, либо наращивания бюджетного дефицита.

PS. Слава, надеюсь ты на меня не сильно обиделся?! В качестве «компенсации» у тебя есть безусловное право подвергнуть такому же суровому разбору любые мои предложения, за что я буду тебе благодарен.




1 комментарий: