суббота, 6 мая 2017 г.

Поколение с подрезанными крыльями (открывая Republic)



До начала 19-го века сравнивать страны по объему ВВП было достаточно просто. У всех государств была примерно одинаковая структура экономики, минимальное использование оборудования и, следовательно, примерно одинаковая производительность труда. В результате, чем больше было население страны, тем больше была ее экономика. 
С началом промышленной революции ситуация начала быстро меняться. Способность стран создавать и внедрять более современное оборудование привело к тому, что количество рабочей силы перестало быть самым главным фактором роста экономики. Но это не значит, что от демографии в экономике теперь ничего не зависит. Посмотрите, как демографические процессы будут влиять на экономику России в ближайшие десятилетия.

Путинские «минус 1,5%»
Есть замечательный доклад «Российский рынок труда: тенденции, институты, структурные изменения», подготовленный по заказу ЦСР экспертами Высшей школы экономики, которых я считаю одними из наиболее (если не самыми) квалифицированных в области изучения проблем российского рынка труда. Доклад длинный, более 180 страниц, насыщенный цифрами и аналитикой.
Та часть доклада, на которую нужно обратить специальное внимание, касается ближайших 15 лет, в течение которых в российской экономике произойдут серьезнейшие изменения количества и качества рабочей силы. Авторы доклада говорят о предстоящем сокращении в это время работоспособного населения на 6,6 млн человек при сегодняшнем показателе в 76,6 млн человек, то есть более чем на 8,5%. И этого избежать невозможно, так как те люди, которые войдут в это время в трудоспособный возраст уже родились, и их не станет больше.




Законы экономики (как и законы физики) едины для всех – и для Путина, и для Трампа, и для России, и для Уганды. Можно на них не обращать внимания, можно пытаться делать вид, что на территории одной восьмой части земной суши работают иные, суверенные, законы, но это не так. Один из таких законов говорит, что рост экономики напрямую зависит от динамики рабочей силы (а еще от накопления капитала, инвестиций и производительности труда) – если она растет, то даже при неизменной производительности труда экономика будет расти.
Минус 8,5% за 15 лет означает, что ежегодно численность рабочей силы должна сокращаться на 0,6%, и, значит, при прочих равных условиях это будет вести к замедлению роста экономики на ту же величину.
Для сравнения стоит сказать, что за период 2000–2008 гг., когда российская экономика росла со средней скоростью 7% в год, численность занятых в экономике (опять-таки в силу демографических факторов) выросла на 6 млн.человек или на 9%, т.е. на 1% ежегодно, что давало экономике дополнительные 1% роста. 


Таким образом, фактор демографии существенно меняет экономическую динамику в России. Разница между этими периодами роста и снижения работоспособного населения означает потерю около 1,5% годового роста. Это примерно та величина, о которой сегодня правительство России может только мечтать. В прошлом году ВВП упал на -0,2%.
Некачественные изменения
Российскому рынку труда придется столкнуться и с качественными изменениями. Если в 2000–2015 гг. на возрастные категории 26–35 лет приходился значительный прирост рабочей силы, и категория 26–30 лет стала самой большой, то в следующие 15 лет количество людей в возрастных группах 21–35 лет будет быстро уменьшаться. Единственной группой, количество работников в которой будет расти - категория 40–50 лет. 
Эти процессы очень хорошо показаны на графиках, сделанных авторами доклада. Рабочая сила в России будет стареть, и, следовательно, будет менее восприимчива к новым знаниям, к новым технологиям, новым профессиям. Российское работоспособное население будет менее приспособлено к той постиндустриальной экономике, о которой все говорят, оно будет проигрывать конкуренцию другим странам. Ведь основные прорывы и в технологиях, и в науке делаются молодыми.

Что в сухом остатке?
Из всего сказанного я могу сделать два вывода:
Первое. Из-за сложившейся демографической ситуации следует, что российскую экономику ожидают непростые пятнадцать лет (кстати, если посмотреть на прогноз Росстата на период до 2050 гг., Россию ждет еще одна, похожая волна сокращения и старения рабочей силы). Демографию нельзя изменить, как и географическое расположение страны. С этим нужно смириться, это нужно хорошо понимать, к этому нужно быть готовым. Простые решения в этой ситуации будут работать, но их эффективность будет невысока. Так, например, быстрое повышение пенсионного возраста на 5 лет, практически, полностью может компенсировать сокращение общего количество трудоспособного населения. Но это сделает рабочую силу еще более возрастной со всеми негативными моментами.
Второе. В 1999–2008 гг. для России сложился абсолютно уникальный набор позитивных факторов: экономика только что успешно вышла из тяжелейшего финансового кризиса и при этом смогла оздоровиться и реализовать полномасштабное импортозамещение (безо всяких правительственных программ и комиссий). Рост рабочей силы способствовал ускорению экономического роста. Повышение нефтяных цен и открытие рынков капитала обеспечило растущую экономику финансовыми ресурсами. 
С одной стороны, плоды этого увидели все – за десять лет ВВП удвоился. С другой стороны, то поколение, которое вошло в экономику в этот период, и которое к концу первого десятилетия 21-го века готово было стать мотором долгосрочного экономического роста, в полной мере столкнулось с давлением со стороны государства и с тем, что от этого кошмара не было никакой защиты, ни судебной, ни политической. 
По сути дела, этому поколению российская власть подрезала крылья, лишив его возможности к нормальной самореализации. И именно эта возрастная группа – с потухшими глазами, отбитыми руками – станет самой многочисленной через пятнадцать лет и будет ею оставаться еще лет пятнадцать. Исправить последствия сделанного не удается никогда.

Оригинал - здесь



3 комментария:

  1. Проблема подрезанных крыльев в России – одна из извечных, берущая начало еще со времен Ивана IV Мучителя и его Опричнины – то есть, по сути, с момента становления Московского Царства.

    Вот что писал об этом современник Ивана IV, английский дипломат Дж. Флетчер:

    "Я нередко видел, как они [московиты], разложа товар свой (как то: меха и т. п.), все оглядывались и смотрели на двери, как люди, которые боятся, чтоб их не настиг и не захватил какой-нибудь неприятель. Когда я спросил их, для чего они это делали, то узнал, что они сомневались, не было ли в числе посетителей кого-нибудь из царских дворян или какого сына боярского, и чтоб они не пришли со своими сообщниками и не взяли у них насильно весь товар.

    Вот почему народ (хотя вообще способный переносить всякие труды) предается лени и пьянству, не заботясь ни о чём более, кроме дневного пропитания. От того же происходит, что произведения, свойственные России (как было сказано выше, как то: воск, сало, кожи, лен, конопля и проч.), добываются и вывозятся за границу в количестве, гораздо меньшем против прежнего, ибо народ, будучи стеснен и лишаем всего, что приобретает, теряет всякую охоту к работе."

    Без малого пятьсот лет прошло – но ничего не изменилось, воз и ныне там – даже опричники все те же. И мотивации взяться – совершенно неоткуда.

    ОтветитьУдалить
  2. Просто беда какая-то с экономистами, которые от показателей. Вы, конечно, не Кудрин, но тоже грешны.

    Нет такой закономерности «прямой зависимости от динамики трудовых ресурсов»! Она есть ТОЛЬКО «ПРИ ПРОЧИХ РАВНЫХ», т. е. при «нединамике» остального. На уровне простой экстраполяции.
    Здесь бы правильно посмотреть цифры по Израилю, но и так будет понятно, ниже. (Исландию бы тоже посмотреть).
    Подобная зависимость есть только при экстенсивном развитии. Ее нет при интенсивном развитии. Это как с Мальтусом.

    Покажу на простом примере.
    Ночной сбор сена в Краснодарском крае.
    Вилами берешь копны на поле и подаешь на грузовик, там укладывают.
    Несколько километров трясешься до сенного тока, там сено сбрасывают на землю, а огромный крокодил подхватывает и укладывает на стог. Там тоже люди – выравнивают, формируют.

    Получилось так, что наша машина остановилась рядом с предыдущей. Там местные, человек 6, залезли сверху, ковыряют вилами по три травинки и сбрасывают. Очевидно, так делали всегда.

    Нас четверо, из экономической палатки («стройотряд» в основном из химиков – дети). Ну, залезли наверх, попробовали «по-крестьянски». А трава сплелась в единую массу – трясли и шевелили на пути. Это страшно тяжело и до глупости непроизводительно.

    Я остановился и сказал волшебные слова: «Это работа не для белого человека – пупок развязывается. Давайте думать».

    Слезли, покурили, посовещались. Открыли все борта, развязали веревки (груз перевязан, как на почте, даже с бантиком), подошли с одного борта и на 3-4 (через фольклорные выражения времен штурма немецких окопов) сбросили эту бяку целиком.

    А местная бригада, хотя и в шоке, продолжала ковыряться в своей машине (сразу заимствовать им было невдобно ). Мы легли на сено, младший побежал на ферму с предусмотрительно запасенным бидоном.

    И никакой зависимости от численности рабочей силы. Нужны не рабочие руки, а прорывные технологии и продукты. Разумеется, это все сладкие мечтания при этой системе.


    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Что то подобное созрело и у меня.Страна может недополучить 100 дворников.Плохо конечно,но не смертельно.Из того малого приобретения в трудовых ресурсов может оказаться 3-5 с прогрессивными мозгами(если не уедут за океан).-100+5 не обязательно -95...

      Удалить