четверг, 8 декабря 2016 г.

Что важно?

Сделка по продаже 19,5%-ного пакета «Роснефти» успешно завершена, и министр финансов может спокойно вздохнуть – средства Резервного фонда останутся нетронутыми еще пару месяцев.
На что нужно обратить внимание? Вижу четыре сюжета:

Первое, Игорь Сечин, «поставивший на измену» весь экономический блок правительства, окончательно устранил его из каких-либо проектов, связанных с его компанией. Вся сделка прошла вне зоны видимости министров и вице-премьеров; подозреваю, что даже премьер узнал о ней незадолго до того, как о ней сообщили информационные агентства. Успешная продажа акций – пацан сказал, пацан сделал! – безусловно, поднимет и без того высокую оценку Сечина  в главном кремлевском кабинете, и, значит, нам нужно ожидать каких-то внешних проявлений этого. То ли активы какие-то перепадут «Роснефтегазу», то ли «Газпром» поделится доступом к трубе, то ли …..
Второе, долгое время едва ли не главным условие продажи акций ставилось то, что новый акционер не должен длительное время претендовать на места в Совете директоров. Что, несомненно, вызывало странные чувства у потенциальных покупателей. Теперь, судя по словам президента – «приход новых инвесторов …  в органы управления будет улучшать корпоративные процедуры, прозрачность компании” – это условие снято, и, в какой-то мере, Игоря Сечина заставят жить по правилам, а не по понятиям.
Третье, всей правды об этой сделке мы долго не узнаем. По крайней мере, до тех пор пока ее возглавляет Игорь Сечин. И главное неизвестное здесь это вопрос: получили или нет новые акционеры какие-то иные бенефиты в рамках этой сделки? С Glencore проще. Эта компания могла довольствоваться долгосрочным контрактом с «Роснефтью» на продажу существенной доли ее нефти, возможно, даже, на около рыночных условиях – будучи одним из крупнейших мировых трейдеров,  Glencore умеет зарабатывать на продажах нефти, и ее цель удерживать максимальную долю этого рынка.
С катарским фондом сложнее – нефть им не нужна, а вот убытков от этой сделки шейхи явно не хотят получать. И, судя по тому, как структурируются все иные сделки арабских фондов в России, можно предположить, что «Роснефть» (или «Роснефтегаз») выдали суверенному фонду защитный опцион на случай падения цен, обязавшись в таком случае выкупить акции назад. Следовательно, все, что здесь предстоит узнать, это есть ли такой опцион и каковы его условия.
И, последнее, по порядку, а не по сути. Никакой приватизации «Роснефти» не произошло. Как государство (или Игорь Сечин, что, правда, уже почти одно и то же) рулило без каких-либо сдержек этой компанией, так и будет продолжать это делать.


2 комментария:

  1. Так "в какой-то мере, Игоря Сечина заставят жить по правилам, а не по понятиям" или "Как государство (или Игорь Сечин, что, правда, уже почти одно и то же) рулило без каких-либо сдержек этой компанией, так и будет продолжать это делать.."

    ОтветитьУдалить
  2. Детище Марча - знатный теневик 90-х. Старый ли знакомец или "друг моего друга" для Путина, я не знаю, но что выбор осознанный, сомнений нет.
    Сколько куда откатилось, данных нет, но предположения есть из самой "кредитной истории" как бы покупателя, на самом деле посредника.

    Так что приватизация, (надеюсь, временная) здесь всё же состоится - в пользу группы Сечина, - если Министерство финансов США не реализует свои возможности. А вот поступления в бюджет могут оказаться и фиктивными, потому что в конечном счете это может оказаться покупкой из тех денег, которые и так государственные, но проходили не по счету "Минфин РФ", а по другим счетам. Просто "группа неопознанных гаждан" отщипнула кусок общего достояния из корпоративного распоряжения в личное.

    ОтветитьУдалить