воскресенье, 11 декабря 2016 г.

Сечин, Сечин, über alles!

Директива правительства относительно продажи 19,5% акций «Роснефти» четко и однозначно говорит:
«представители интересов Российской Федерации  члены совета директоров АО «РОСНЕФТЕГАЗ» обязаны … голосовать «за» принятие решений, предусматривающих:
Отчуждение АО «РОСНЕФТЕГАЗ» 2 066 727 473 штук обыкновенных именных акций ПАО «НК "Роснефть"», что составляет 19,5% его уставного капитала, на следующих условиях:
определение цены отчуждения акций ПАО «НК "Роснефть"» в размере не менее 748,26 млрд. рублей, умноженных на поправочный коэффициент  0,95 ….
срок реализации сделки по продаже АО «РОСНЕФТЕГАЗ» акций ПАО «НК "Роснефть"»  не позднее 5 декабря 2016 года….».

Я работал в советах директоров нескольких компаний, где государство являлось акционером, и очень хорошо знаю, с каким трепетом представители государства относятся к каждой букве и запятой в правительственной директиве. Не то, что проголосовать против директивы, даже если она противоречит закону и здравому смыслу, но и проголосовать на день позже установленного срока не представляется допустимым.
Ни для кого. Кроме, как выясняется Игоря Сечина, который может ВСЕ!
Согласно директиве, представители государства не имели права утверждать сделку со стоимостью менее 710,847 млрд.рублей (95% от суммы указанной в директиве). Т.е. продажа акций «Роснефти» за 692 млрд.рублей является прямым нарушением Директивы правительства, а лица, проголосовавшие за ее утверждение, нанесли ущерб Российской Федерации на сумму более 18 млрд.рублей. Как вы считаете, Генпрокуратура или Следственный комитет уже возбудились по этому поводу?
Только не нужно говорить про дополнительные дивиденды от «Роснефтегаза» - эти деньги не имеют никакого отношения к сделке по продаже акций «Роснефти». Более того, на сайте правительства я не нашел упоминания о директиве, предписывающей провести заседание Совета директоров с обсуждением и принятием решения о выплате дополнительных дивидендов.
Идем дальше. Сделка не была реализована до 5 декабря, как устанавливала директива (на сайте правительства нет информации об ее обновлении, хотя не сомневаюсь, что такой документ будет в ближайшее время подписан и датирован, например, 5-м декабря). Согласно пресс-релизу Гленкора, все документы по сделке были подписаны 10 декабря, а предварительные условия, без которых сделка не считается окончательной, еще не выполнены, и это означает, что сделка не реализована.
«Не будь принципиальным в мелочах и не будь мелочным в принципах!» - говорил мне мой учитель Евгений Григорьевич Ясин. Я не считаю, что от сделки по продаже акций «Роснефти» нужно было отказаться из-за того, что согласование ее условий затянулось на лишнюю неделю, и из-за того, что согласованная в итоге цена продажи оказалась на 2,5% ниже утвержденной вице-премьером, и даже из-за того, что компания «Роснефть» повесила на себя дополнительные обременения, связанные с этой сделкой (например, 5-тилетний контракт на продажу нефти на сумму около 20 млрд.долларов, исходя из цены нефти в 50 долларов за баррель; и, похоже, Совет директоров «Роснефти»  не утверждал эту сделку, хотя и обязан по закону). С другой стороны, я не вижу особой разницы в том, когда федеральный бюджет получит деньги от этой сделки: 31-го декабря этого года или 1-го января следующего – и поэтому не понимаю, почему новому тандему Путин-Сечин нельзя было отложить премьеру телевизионного спектакля под названием «Разрешите доложить?» хотя бы до момента подписания всех документов по сделке и, что гораздо важнее, зачем им нужно было синхронно врать в отношении фактов, которые легко проверяются.
Вся эта история с нарушением условий правительственной директивы, по-настоящему, завершается печальным вводом: в современной России применение законодательства было и остается избирательным; Алексея Навального можно повторно отправить под суд за то, что компания его друга занималась обычным бизнесом, а Игорю Сечину можно безнаказанно нарушать правительственные директивы и наносить ущерб государству. А это означает, что слова президента Путина о верховенстве права в России пока так и остаются словами, не превращаясь в дела…

Осенью 2011-го года Владимир Путин  в отношении фразы, приписываемой Муссолини/Франко «Друзьям – все, врагам – закон», сказал следующее: «"С этим тезисом полностью согласен. Поверьте мне, многие из присутствующих в зале знают, что я пытаюсь реализовать его на практике". Прошло пять лет, и российский президент подтвердил, что он не готов поступиться своими принципами. А Игорь Сечин, безусловно, не просто является его другом. Он превыше многих. Он превыше всех! 

1 комментарий: